Мотивация в походе.

Мотивация в походе

Почему мы ходим в походы, мы внятно не можем ответить даже сами себе. И это вполне нормально, так как ответ на этот вопрос лежит в сложном комплексе различных причин. В этой статье мы рассмотрим процессы психофизиологического плана, побуждающие туриста, альпиниста или спелеолога лезть неизвестно куда, даже заранее зная, что там будет очень нелегко и довольно опасно.

Даже у одного и того же путешественника мотивация может изменяться от похода к походу, при этом независимо от степени роста его опыта. Это связано с множеством факторов – психическое и физическое состояние перед походом, состав группы, социальная роль в группе, ожидания от предстоящего маршрута и тому подобное. При этом мотив может быть как единственным, что бывает достаточно редко, так и комплексным, как в большинстве случаев. То есть, мы сейчас говорим о динамическом процессе деятельности нашего мозга, формирующего те или иные мотивационные факторы.

Так как систему в целом рассмотреть со стороны невозможно, как слишком сложную и многогранную, как и всё, что связано с психикой, мы рассмотрим виды мотивов для предстоящего похода по отдельности. Также постараемся затронуть и тему кризиса мотивации и причины этого, негативного для нас, процесса.

Итак, что же такое мотивация? Если коротко, то это побуждение к действию, динамический процесс, который определяет наше с вами поведение, направленность деятельности, её активность и устойчивость, а также удовлетворение различных потребностей человека в ходе этого процесса.

Первичными для человека всегда остаются биологические мотивации, связанные с естественными потребностями и поддержанием гомеостаза. Сюда относится удовлетворение жажды, голода, избегание боли, высокой или низкой температуры, потребность во сне. Это очень устойчивые мотивации, которые формируются в нашем мозгу независимо от процессов нашего мышления и не требуют никакого дополнительного стимулирования. За их формирование отвечает гипоталамус, область в промежуточном мозге, регулирующая нейроэндокринную деятельность мозга и гомеостаз организма. Именно здесь осуществляется трансформация биологической потребности в мотивационное возбуждение. Гипоталамус влияет на другие отделы мозга, задавая необходимый шаблон поведения согласно обусловленной мотивации. Этот механизм хорошо изучен, в отличие от формирования других, не биологических мотиваций. А ведь когда мы собираемся в поход, то нами двигают отнюдь не биологические мотивации. Они лишь в той или иной мере определяют выбор и набор нашего снаряжения, так как, если судить абстрактно, то всё снаряжение на маршруте нужно для удовлетворения физиологических потребностей – создания температурного комфорта, безопасности сна, приготовления пищи и т.п. Но, это всё не двигает нами тогда, когда мы изучаем карты будущего маршрута.

Основной мотивацией в outdoor, с точки зрения психологии, служит процессуально-содержательная, когда побуждением к действию служит сам процесс и содержание деятельности, без вмешательства любых внешних (материальных, престижных и т.п.) мотиваций. Другими словами, тому же альпинисту может просто нравится выполнять деятельность, связанную с восхождениями, проявляя при этом физическую и интеллектуальную, такую, как например, полная разработка маршрута, активность. При этом действие любых других мотивов во многом может усиливать процессуальную мотивацию. Например, материальный мотив, когда за поход или восхождение платят деньги, а также самоутверждение и/или социальная роль в группе участников.

Смысл деятельности во время актуализации процессуально-содержательных мотивов заключается в самой деятельности, процессы и содержание которой и являются теми факторами, которые побуждают человека проявлять физическую и интеллектуальную активность в этом направлении.

Экстринсивные, они же внешние, мотивы, наоборот, в отличие от процессуально-содержательных, лежат полностью за пределами деятельности. Мотивацией здесь служат те факторы, которые не связаны непосредственно с нашим экстремальным образом проведения времени. Ярким примером в этом случае служит материальный фактор, который служит мотивацией у профессиональных альпинистов и спелеологов, а также у людей, которые работают гидами и проводниками. Эта мотивация не всегда является положительной и может легко перерасти в негативную, полностью исключив процессуально-содержательную мотивацию. Также к внешним мотивам относится мотивация престижа и получения одобрения от других членов альп/спелео/туробщества.

Самоутверждение, с одной стороны, является мощным мотивационным фактором, с другой стороны, на экстремальных маршрутах излишнее честолюбие и самолюбие легко приводят к авариям. Ещё опаснее, когда самоутверждение происходит не столько за счёт собственных достижений, сколько за счёт других членов команды и связано с ощущением власти. Тут идёт чёткое разделение возможных мотиваций у руководителя или стремящегося им стать человека. Человек действительно может много работать и достичь значительных успехов на поприще outdoor, но не ради саморазвития или удовлетворения своих познавательных потребностей, а только ради того, чтобы получить влияние на отдельных людей или коллектив. Чувство же долга являет собой уже иной, просоциальный, общественно значимый, мотив. Властный и просоциальный мотивы противоположны друг другу, но властный, как ни странно, значительно более устойчив к кризисам.

Тем не менее, сама по себе внешняя мотивация, не подкреплённая процессуально-содержательной, не приносит максимального эффекта, заключающегося в развитии того же альпиниста, и быстро может привести к кризису мотивации.

Отдельно следует упомянуть и мотив идентификации, характерный для молодых спортсменов. Кумирами для них могут служить как известные спортсмены мирового класса, так и лидеры местных сообществ, достигнувшие, объективно или субъективно, высоких результатов. Во втором случае мотивация обычно переплетается с мотивацией престижа, когда спортсмен хочет получить одобрение своих достижений со стороны своего объекта поклонения.

Мотив саморазвития и самосовершенствования является очень важным мотивом побуждения не только в жизни, но и в любом походе. Он позволяет тесно связать свою жизнь с походами, заставляя изучать дело во всех его тонкостях, вести своеобразную исследовательскую, и даже научную деятельность. Если в мышлении индивида походы в горы, леса и пещеры связаны с познанием окружающего мира, что свойственно разносторонним личностям, то эта мотивация считается одной из самых устойчивых в рассматриваемой нами области.

Мотивы достижения характерны не только для тех, кто гонится за спортивными регалиями. Мотив достижения — стремление достичь высоких результатов и мастерства в деятельности; оно проявляется в выборе всё более сложных маршрутов и стремлении их выполнить.

Мотивация достижения и обусловленное ею поведение, которое направлено на результат, даже у одного и того же человека далеко не всегда может быть одинакова и всегда зависит от конкретного планируемого маршрута. Что будет определять уровень мотивации в каждом конкретном случае, например, при восхождении на вершину? С точки зрения психологии выделяется четыре фактора:

1.Значимость достижения в случае успешного восхождения. При этом, как вместе, так и по отдельности, рассматриваются значимость восхождения в собственных глазах и в глазах сотоварищей. В отдельных случаях рассматривается также значимость восхождения со стороны общественности.

2.Надежда на успешное восхождение. Здесь имеется в виду надежда, как процесс ожидания удовлетворения потребности в восхождении и вероятность оправдания впоследствии этой надежды.

3.Субъективно оцениваемая вероятность успешного восхождения, исходящая из осознания своего опыта, сил и умений, а также климатических условий и рельефа на маршруте.

4.Субъективные эталоны достижения, сравнение восхождения с известными маршрутами.

Сама по себе мотивация достижения, если отсутствует поддерживающая составляющая других мотиваций, малоэффективна, слаба  и может привести к кризису, исчезнуть, прямо на маршруте, в силу различных обстоятельств. Пример – заявлен поход высокой категории сложности, но из-за длительной непогоды группа вынуждена сократить часть маршрута и, соответственно, понизить категорию маршрута, исключив из него часть перевалов.

Достаточно интересен в outdoor мотив аффилиации, когда человек ходит в походы ради хорошей компании и времяпровождения в её окружении. Сущность аффилиации состоит в самоценности общения. Аффилиативное общение — это такое общение, которое приносит удовлетворение, захватывает, нравится человеку. Целью аффилиативного общения также может быть поиск симпатии со стороны партнера по общению.

Индивид, однако, может общаться с определённой группой и потому, что пытается уладить свои дела, установить полезные контакты с необходимыми ему людьми. В таком случае общение побуждается совершенно другими мотивами и является средством удовлетворения уже других потребностей личности, не имея с аффилиативной мотивацией ничего общего.

Как видим, существует много различных причин, чтобы ходить по горам. Как я уже упоминал в начале статьи, мотивы не являются постоянными с течением длительного времени, а вполне могут меняться под давлением жизненных обстоятельств. Этими обстоятельствами могут являться как внешние факторы – травматизм, болезни, смена образа жизни, семейные обстоятельства и другие, так и внутренние, в виде утраты или замещения мотивации. При этом внешние и внутренние факторы могут взаимодействовать между собой.

Кризис мотивации происходит по разным причинам. В основном фактором кризиса служит психологическая необходимость постоянного поднятия планки своих ожиданий от маршрута. Мы все имеем определённые ожидания от предстоящего похода, лелеем их, готовимся к ним. Мы готовимся к определённым трудностям и своеобразным, психологическим, призам за них. При любой мотивации, от похода к походу, планка ожиданий растёт, как доза у наркомана. Вершины становятся выше и сложнее, маршруты всё жёстче, пещеры глубже и сложнее – это нормально. Но, те походы, в которых уровень сбывшихся ожиданий оказался ниже той планки, которая предполагалась изначально, не приносят удовлетворения. Два или три таких похода приводят к кризису мотивации, ибо зачем ходить, если мотивацию это не удовлетворяет?

Неудовлетворительная физическая форма или психологический дискомфорт в некоторых случаях тоже могут спровоцировать кризис мотивации. Почти дошёл, но страшно устал. Зачем эта вершина? Обессиливание, психологическое истощение… Ведь организм настроен в первую очередь на удовлетворение биологических мотиваций, даже путём замещения ими тех, что сформировались у нас в процессе походов. Чем слабее и однообразнее наши мотивации, тем проще происходит процесс замещения.

Кризис мотивации – это то, что испытывал почти каждый путешественник. А зачем я всё это делаю? Не лучше ли просто жить как все? Не трястись от холода и не мокнуть под дождём, сдирая лапы в кровь? Не рисковать своей жизнью на краю земли? В некоторых случаях такие размышления приводят к исчезновению походных мотиваций, что говорит об их слабости.

Что делать, чтобы такого кризиса не было? Чем больше мотиваций к походам мы имеем, тем меньше вероятность кризиса. От этого никуда не уйдёшь. Не все мотивации хороши и приносят наибольший эффект, не все приемлемы большинством путешественников с их этической точки зрения. Тем не менее, выбор всегда есть. Но и только лишь психологического настроя для всего этого мало, он должен подкрепляться физической составляющей, иначе организм начнёт бастовать со всеми вытекающими отсюда последствиями. В здоровом теле здоровый дух. Впрочем, обратное утверждение тоже выглядит верным.

Восприятие маршрута всегда будет свойственно определённой мотивации или их сочетанию. Именно мотивация определяет атмосферу похода, а в сочетании с опытом и характер, с которым преодолеваются отдельные препятствия. Именно поэтому каждая группа в походе так отличается по своей атмосфере от другой – накладывается отпечаток разнообразия мотивов, с которыми все собираются на маршрут.

Именно поэтому наш предстоящий маршрут должен, по-хорошему, всегда предваряться поиском и осознанием мотиваций. Это позволяет точно обозначить психологическую планку ожиданий, подвинуть её в нужном направлении. Сидим двое суток в палатке? Зато сделал кучу интересных записей по наблюдениям в походе (потом пригодятся как для себя, так и для других). Не прошли ключевой перевал? Зато картографировал интересный и живописный участок долины. Взяли вершину категорией ниже? Зато до этого нашёл замечательные валуны и с удовольствием позанимался со своими товарищами болдерингом. Что ещё? В походе отлично пофотографировал, разобрался в местных растениях, научился делать ловушки для сурков и добывать вкусное мясо, рыбачить, собирать грибы, опробовал и записал несколько рецептов местной национальной кухни, присмотрел интересные вершинки на следующий поход, познакомился с группами из других городов и тебя уже позвали в другой поход, освоил новый технический приём и т.д. Способов сделать поход интересным, повысить, изменить или дополнить свою мотивацию другими – множество. Это действительно то, что зависит только от нас.

Дополнительные ссылки:

Синдром бессмертного туриста

Специфичность походного опыта

Стереотипы в туризме

Психологический дискомфорт в походе