Некоторые стереотипы в туризме.

Стереотипы в туризме
Целью данной статьи служит разбор некоторых (лишь некоторых) стереотипов или мифов, сложившихся у многих участников outdoor направления. Я взял только те, стереотипы, которые связаны с биохимией. Я постараюсь рассмотреть «заблуждения» с разных сторон, так как всегда есть какое-то определённое «но», условие, где то или иное утверждение становится безусловно верным. Многие устойчивые стереотипы, кстати, могут противоречить друг другу, но это, кажется, никого не смущает. Также следует отметить, что большая часть таких мифов характерна для новичков или участников с небольшим походным опытом. По мере накопления количества и качества пройденных маршрутов, мышление во многом меняется.

Да, я изначально очень хотел затронуть тематику пуха и синтетики в спальных мешках, свитеров из шерсти и прочего подобного, но… там всё это связано больше с маркетингом, то решил время не тратить и рассмотреть более интересные вопросы.


1. Чем меньше габариты и вес туриста, тем меньший он способен нести вес, чем более крупные участники, и тем в целом он их «слабее».
Как ни странно, это очень распространённый миф. Понятное дело, что такой стереотип характерен для общей массы «неходячих» людей, что вызвано эволюцией, где издревле габариты играли доминантную роль. У туристов я столкнулся с этим явлением на одном уважаемом форуме, где вроде бы серьёзные люди абсолютно серьёзно обсуждали необходимость развесовки и размеров пайки исходя из веса участников. При этом также серьёзно приводился аргумент – «крупный» участник может нести больше, дольше, но и ест больше. По поводу еды я расскажу ниже и выделю это в отдельный «миф», пока же коснусь только тех самых габаритов.

Лёгкость «взятия» веса действительно зависит во многом от массы участника. При этом даже жировая масса добавляет силу (но именно разовую). Здесь очень показательна физическая форма у тяжелоатлетов-тяжеловесов. Плюс двадцать килограмм «не сухой» массы действительно увеличивают их силовые показатели, и они обычно хорошо так покрыты жирком. Конечно, это весьма тренированные «толстяки» и их мышцы по максимуму заряжены АТФ. На тот самый один рывок. У нас же в походе рюкзак необходимо ещё и куда-то нести, довольно длительное время и по неровной поверхности. Способность этого будет зависеть от количества сухой мышечной массы, её тренированности – количества креатинового пула и эффективности средств доставки АТФ (это всё достигается тренировками), состояния «дыхалки» и здоровья сердечнососудистой системы. Это основные показатели. Таким образом, очень хорошо тренированный, имеющий большое количество сухой мышечной массы, участник весом в 100 кг будет сильнее и выносливее, чем такой же очень хорошо тренированный массой в 60 кг. При этом, учитывая массу в 100 кг, его лёгкие должны будут способны покрывать все потребности кислорода при соотносимых же с работой лёгких возможностях сердца, которому необходимо, соответственно, испытывать существенно большую транспортную нагрузку. На практике это приводит к тому, что возможности хорошо подготовленного человека в отношении длительных чередующихся аэробных со смешанными (аэробная с периодических выходом в анаэробную) нагрузками (это как раз хороший такой ходовой поход в горах) отнюдь не прямо пропорциональны его превосходству в сухой мышечной массе. Да, он меньше устаёт и лучше восстанавливается с тем же переносимым весом, но говорить о какой-то существенной способности переносить больший вес не приходиться.

Таким образом, какой-нибудь с виду задохлик вполне может перемещаться с 30-и килограммовым рюкзаком куда легче, чем его более тяжёлые и сильные товарищи. Просто он куда интенсивнее тренируется и имеет оптимальную мышечную массу. Важен не размер, а то, где мы проводим часть свободного от работы времени – на диване и ли в спортзале.

Один минус – этот самый задохлик будет мёрзнуть всегда больше, чем «крупные» товарищи. Закалка, конечно, помогает, но закалённые же «большие» товарищи всё равно будут мёрзнуть меньше.

2. У туриста должна быть пайка еды прямо пропорциональной его весу.
Считается, что чем больше масса, тем выше расход энергии, соответственно «большого» туриста кормить нужно гораздо лучше.

Уши у этого утверждения растут из двух «наблюдений». Первое – большие мужчины больше едят. Второе – большой мужчина в походе едва ли не сходит по еде с ума, ибо штатной пайки ему не хватает. Эти два наблюдения увязывают между собой и на их основе делают вывод.

Что происходит на самом деле? А на самом деле большой самец просто привык много есть, и приучил свой желудок к большим объёмам пищи, притупив чувствительность рецепторов, отвечающих за чувство сытости. В походе, естественно, небольшой объём пищи не даёт хозяину никакого чувства сытости в принципе, и желудок мучает своего обладателя, заставляя искать еду, что выражается в капании на мозги своим товарищам. Если человек дома поглощает много пищи, но при этом его двигательная активность не покрывает расходом поступление энергии, то лишнее либо выводится, либо откладывается в жир. Но, желудок привыкает к большим объёмам поступающей пищи независимо от степени расхода энергии. Также себя можно приучить и к постоянному дробному питанию, когда возникает привычка есть каждые два часа.

Да, когда мы интенсивно работаем, наш расход энергии резко увеличивается и его нужно покрывать. Но, он увеличивается у всех, хоть у людей весом в 65 кг, хоть весом в 85 кг.

Конечно, разница в расходе энергии есть. Насколько она большая у среднего туриста весом в 70 кг и весом в 90 кг? Допустим, при разнице в весе в 20 кг это будет 10 кг мышц и 10 кг жировой ткани (не очень тренированный такой турист). Жировая ткань при «нормальной» деятельности человека требует в день 4,5 ккал на 1 кг веса, а мышечная 13 ккал на 1 кг (а массу отёков и вообще считать смысла нет). Таким образом, разница между худым туристом и туристом потолще в расходе энергии составляет всего на всего 175 ккал. В походе у нас нагрузки выше, чем «нормальные», поэтому разница в расходе возрастёт за счёт работы мышечной массы, но и это не будет являться большой цифрой. Вряд ли можем говорить о большей разнице, чем в 250 ккал. При этом если рацион составлен правильно, то часть жира «толстяка» задействуется в какой-то мере как источник энергии, что частично эту разницу нивелирует.

Я увеличиваю в походах паёк крупным участникам на 50 грамм протеинового батончика и 5-10 грамм ореховой смеси в день. Этого достаточно для покрытия разницы в расходе энергии между средним и тяжёлым весом.

3. Когда рациона недостаточно для того, чтобы покрывать потребности организма, вначале сжигается жировая ткань, а потом всё остальное.

Спешу разочаровать – жир «нормально» сжигается только при наличии интенсивной аэробной нагрузки, причём медленно и только при поступлении в организм углеводов, как источника глюкозы, и белков для поддержания мышц. При голодании организм в первую очередь использует в качестве энергии мышечные клетки, разбирая их на аминокислоты и образуя из них глюкозу в качестве основного топлива. Жировая ткань будет задействоваться по мере существенного уменьшения мышечной ткани. Как-то так.

Схема утрированная, конечно. Если брать полное голодание, то организм задействует адаптационный механизм, который будет синтезировать глюкозу даже из жиров, но… зачем это делать, если есть мышцы? Синтезировать глюкозу из белков проще. Тема голодания очень сложная, я как-нибудь постараюсь сделать на тему полного голодания и последствий отдельный материал. В целом же, если рассматривать именно поход и наш походный рацион, то жировая ткань просто так для покрытия дефицита энергии задействоваться не будет.

4. В походе не болеют.

Стереотип сам по себе шедеврален. Иногда я спрашиваю – а почему? А потому, что адреналина в крови много и он повышает возможности организма.

Тут происходит окончательная путаница. С чего это много адреналина у тех, кто бредёт с рюкзаками по тропе? Откуда он взялся? Пока вниз со скалы не полетишь, мощного выброса не будет.

Другой вопрос, что попав в необычную для себя обстановку, организм резко запускает адаптационные механизмы. Вот только способно ли здоровье туриста потянуть их реализацию? У физически здорового обычно способно, и организм действительно получает плюс пять очков к «сопротивляемости» окружающей среде. Только вот не может организм долго держать такую высокую планку во-первых, а во-вторых, задействование внутренних резервов бесследно не проходит. Любая болячка, которая сидела где-то глубоко до похода, имеет все шансы вылезти наружу. После того, как адаптационная планка снижается, заболеть становиться ещё проще, чем до похода. Часто, вернувшись домой с длительного похода туристы заболевают – вернувшись в исходное состояние организм раскрывает все прелести последствий нагрузок и влияния внешней среды в походе. Бывает, что и до конца похода не терпит.

Повышение адаптационных возможностей никак не повлияет на вероятность заражения какой-нибудь кишечной инфекции, если мы будем пить из каждой лужи. И заражения раневой инфекцией тоже. И ещё вообще многими заболеваниями можно легко заболеть. И простуда бывает в походах, неоднократно видел лично 🙂 Другими словами, наш организм в попытке подстроиться под непривычную внешнюю среду (напомню, я говорю именно о походе) пытается увеличить эффективность поверхностных барьеров защиты, но практически не затрагивает всю остальную систему иммунитета.

В походе болеют – иначе и аптечки с собой можно было бы не носить. Впрочем, многие носят бинтик и зелёнку. А зачем что-то ещё носить? В походе ведь не болеют.

5. В дневном переходе важен километраж, а сколько по времени мы будем его идти, не важно.

На самом деле первичной считается обратная связь – важно время, которое мы находимся под нагрузкой. Такая важность вытекает из двух следствий, вытекающих из нагрузки – утомления и травматизма.

Утомление – биохимический сдвиг в организме на фоне нагрузки. Чем дольше мы находимся под нагрузкой, тем утомление выше. Естественно, что существует и тот предел результата, которого мы можем достигнуть под нагрузкой (тот же самый километраж), но для нас критической точкой считается время под нагрузкой, так как именно в ней происходят такие биохимические сдвиги, которые требуют немедленного восстановления, иначе наносится ущерб здоровью. А так-то да, заставить работать себя можно.

Травматизм, как физическое нарушение механизмов нашего тела, происходит часто потому, что вследствие своего утомления мышцы не в состоянии воспринимать ту часть нагрузки, что должны делать это изначально. Страдают вот наши коленочки и спина по большей части именно из-за этого,.

Дополнительные ссылки:

Всё о планировании и проведении туристических походов

Обзоры снаряжения

Всё о походной медицине

Всё о походной еде

Моя страница в ВК