Что такое походный опыт.

SyAQgqaOcUc

Заметил за собой, что периодически упоминаю в своих статьях тему специфичности опыта, т.е., то, что любой имеющийся из плечами опыт должен поддерживаться и, каким бы разносторонним бы он ни был, он всё равно не способен охватить абсолютно весь диапазон тех обстоятельств, с которыми  может столкнуться турист или альпинист в разных горах и разных регионах. На этом я решил остановиться несколько более подробно. Конкретно особенности именно психологии мышления человека я рассматривать не буду, тут всё индивидуально, рассмотрю лишь отдельные моменты.

В нашем случае опыт является совокупностью навыков и умений, приобретённых в результате непосредственных практических действий, наблюдений и переживаний. Таким образом, опыт – это знание, но знание практическое.

Начну с поддержания опыта. Если его постоянно не задействовать, то он «уходит», замещается, обычно социальным опытом. Ибо всё просто – жизнь в социуме это выживание (и вообще выживальческую тематику необходимо воспринимать преимущественно с этой стороны, но это отдельная тема для разговора), а значит то, что нам действительно необходимо, так как вопрос выживания хоть сознательно, хоть подсознательно, но всегда стоит во главе.

И вот мы ходим в походы, ходим, у нас накапливается своеобразный походный опыт. Возьмём, например, хорошего инструктора, который водит людей в категорийные походы, сложные восхождения и тому подобное – если география широкая, а походов много, то его опыт с годами расширяется и поддерживается во всём своём разнообразии на должном уровне. При этом, чем более опыт обширен, тем легче наш инструктор обучается в дальнейшем, применительно к походам. Именно поэтому он и зовётся опытным инструктором и такие люди всегда на вес золота, а мы им действительно доверяем.

Возьмём разгильдяя леопарда, вроде меня.

Теоретически я имею опыт "успешных" восхождений до 2Б категории включительно, соответственно имею какой-то минимальный альпинистский опыт. С другой стороны, в альплагеря я не ездил уже довольно давно, поэтому свой опыт в этом отношении я считаю довольно низким. Т.е., опыт рассматривается через призму, на одной стороне которой мы говорим о том, что у меня десяток восхождений на вершины в разное время года, кажется даже в разных горах и в разных условиях, с относительно разнообразным снаряжением. Это вроде бы не совсем ниже плинтуса, так как, казалось бы, много чего должен знать и уметь. Смотрим на другую сторону призмы – на сегодняшний день я не готов лично «возглавить» восхождение выше 1Б категории сложности – просто не возьму на себя ответственность за жизнь и здоровье людей, ибо мой опыт в этой области сместился с времени настоящего в область мемуаров. Да, если меня потаскать с собой на вершинки и обновить мои познания на правильных тренировках, то да – но, это не значит, что я «вспомню» чего-то, в отношении опыта такое понятие почти не применимо. Опыт, как мы уже говорили, это совокупность навыков и практических умений. Нет таковых - нет опыта. «Знание» теоретической части (мы же её типа помним, ага) без практических занятий (или хотя бы имеющихся в наличии близких к теоретическому предмету познания навыков) не поможет быстро организовать эвакуацию пострадавшего, да даже быстро и качественно организовать станцию страховки на сложном рельефе для безусловно безопасного спуска товарищей.

Таким образом, я стараюсь указать на то, что любое суждение о собственном опыте должно быть самокритичным. Самокритичность даёт следствие в виде адекватности, а здоровая самокритичность позволяет указать вектор направления в приобретении необходимого опыта.

Все мы живём зачастую в разных регионах, очень разной жизнью, ходим в разные горы и разные походы с разными же результатами. Это формирует специфичность нашего опыта. При этом, естественно, эта специфичность из-за причин, указанных выше, может меняться, замещаться и тому подобное. Если судить о личностях руководителя и участников абстрактно, то в планируемом походе специфический походный опыт должен быть востребован, задействован. Например, у меня достаточно богатый (и поддерживаемый) опыт выживания в неблагоприятным климатических условиях, опыт холодных ночёвок, хорошее практическое понимание процесса переохлаждения и прочее подобное – но, этот опыт не будет востребован в качестве первичного (и даже вторичного) при организации восхождения, так как, по сути, хорошая такая часть необходимого опыта этого направления компенсируется производителем одежды и спального набора. Именно технический опыт и опыт планирования восхождений будет здесь более решающим и востребованным.

То же самое относится и к районам походов. Понятно, что «домашние» горы всегда «легче» и для планирования, и для прохождения.

Действующий спортивный разряд руководителя, а также высокая категорийность его походов, позволяют компенсировать даже в незнакомом районе и в нештатной ситуации специфичность его опыта. Чем более руководитель «опытен», тем безопаснее будут его походы в самой широкой географии и на самом большом разнообразии рельефа.

Часто при формировании группы руководитель учитывает не только опыт участников, как таковой, но и способность применительно к данному походу скомпенсировать своими знаниями (и знаниями самых опытных участников) недостаток опыта какого-либо «слабого» участника. Такая компенсация не механистична, а зависит сильно от личностных характеристик «слабого». Тут очень хорош подход «тупо рожено, не научишь». Существует довольно много людей, которые способны учиться исключительно на собственных ошибках, причём желательно двух-трех кратных. Видимо, одно действие в подкорке у них не откладывается. Приобретение ими походного опыта похоже на русскую рулетку. Внешне такие люди узнаются по манере делать всё по своему (они считают, что так правильнее) и думать за руководителя. Соответственно, задачей руководителя ставится подбор таких участников, которые либо имеют адекватный опыт, либо будут очень хорошо опыт руководителя и прочих членов группы перенимать. От любителей же русской рулетки лучше держаться подальше.

Может ли участник своим опытом компенсировать какой-либо пробел в знаниях и умениях руководителя? Тут не так всё однозначно. Хороший вариант, когда такой «опытный» участник работает в одном русле с руководителем, без влияния на его авторитет. Руководитель должен быть один и никак иначе, ибо любая анархия ведёт к нехорошему. Если руководитель плох, то зачем вообще шли с ним в поход?

Авторитет руководителя складывается из разных факторов и его опыт отнюдь авторитет не гарантирует. Участники могут на каком-то этапе просто перестать на этот опыт обращать внимание. Соответственно участники должны быть такими, чтобы руковод был относительно их доминантен и не мешали ему проявлять о них заботу в плане обеспечения безопасности (как основную, в общем-то, задачу при прохождении маршрута). При этом руководитель может и не быть самым опытным именно во всех сферах походной жизни, но может умело пользоваться опытом своих участников – и при полном их согласии это будет очень эффективная группа, куда более слаженная, мобильная и результативная, чем та, где вождь гораздо опытнее, но его группа не сплочена и каждый в ней «сам по себе».

Дополнительные ссылки:

Всё о планировании и проведении туристических походов

Обзоры снаряжения

Всё о походной медицине

Всё о походной еде

Моя страница в ВК