Психологический дискомфорт в походе.

Психологический дискомфорт в походе

В этой статье я коснусь вопроса психологического дискомфорта в походных условиях. При этом если вопрос психологического климата лежит почти всегда во взаимоотношениях между участниками, то психологический дискомфорт вызван целым рядом причин, в том числе и физического характера.

Абсолютное большинство сегодняшних туристов проживает в относительно комфортных условиях, далёких от условий походной жизни на природе, в маленьком коллективе, с постоянными физическими нагрузками. Если человек ходит в походы много, особенно в удалённые от цивилизации места, это не может не оставлять следов на его личности. Такие следы, в том числе, формируются и из-за психологического дискомфорта, привыкания в отдельных походах – этот процесс похож на процесс закалки стальной болванки в древней кузнице и, как и тысячи лет назад, далеко не каждая заготовка способна выдержать весь процесс обработки и превратиться в годное изделие.

Человеку свойственно много думать. Думать – имеется в виду постоянно оценивать ситуацию применительно к себе и, чаще всего, нагромождать вокруг неё горы мусора в виде различных мнительностей, фобий, переживаний и тому подобное. Это свойство вытекает из высокого порядка сознания у человека в принципе, а также из высокого уровня современной жизни, где человек живёт в рафинированных условиях комфорта. Несмотря на то, что в городской жизни опасностей для человека куда больше, чем в турпоходе, индивид привык выживать в городском окружении, воспринимая природу, как среду враждебную, только потому, что ничего о ней не знает, поглощённый стереотипами восприятия.

Рассмотрим подробнее, откуда берутся те мелкие штрихи, которые порождают в походе психологический дискомфорт даже у, казалось бы, подготовленных к походу людей. При этом, чем поход протяжённее, длительнее, тем этот дискомфорт больше. Основная причина, кстати, градации походов на категории и необходимости начинать новичкам ходить с небольших, несложных походов, лежит по большей части в необходимости психологической готовности к более сложным походам. Умение обращаться со снаряжением в конкретных ситуациях хоть и имеет практическую подоплёку, но при этом является, как ни странно, менее критичным и уравнивается с уровнем психологической подготовки только в технически сложных горных походах, альпинизме и спелеологии.

  1. Физическая нагрузка. В ходовом походе физическая нагрузка идёт постоянно, каждый день, и она достаточно сильно изматывает, накладывая отпечаток и на сознание участника. В продолжительных походах часто тяжёлый рюкзак и пересечённая местность усугубляются затяжной непогодой, при жёсткой необходимости продолжать маршрут.
  2. Страх. Страх является принципиально сопутствующим фактором для любой нехарактерной в повседневной жизни человека деятельности. Часто страх на маршруте обретает конкретную форму:
  • Страх перед препятствием. Например, при переходе вброд или по бревну. Наличие разнообразных, непохожих друг на друга локальных препятствий на маршруте, когда каждый раз приходится преодолевать себя, вгоняет, в конце концов, психику в стресс.
  • Боязнь того, что не получится выполнить конкретный технический приём. Характерен для работы с альпснаряжением. На маршруте неуверенный и неопытный участник может впасть в панику.
  • Страх заблудиться. Страх, растянутый во времени, когда в голове возникает параноидальная мысль, что руководитель идёт не туда. Как правило, усугубляется, если боящйся участник имеет незначительные знания в этой области. Учитывая, что кратковременная потеря ориентировки на местности в силу разных причин бывает во многих походах, то участник, подверженный страху заблудиться, легко впадает в панику.
  • Страх диких зверей. Очень распространённый страх, в той или иной мере присутствующий у большинства туристов. В крайней форме участник при виде следов медведя, или же заслышав волчий вой, категорически отказывается идти.
  • Страх заболеть. Не разбиться или повредиться физически, а именно заболеть. Простудиться, например.
  1. Отсутствие цивилизации со всеми её благами. Сюда относится зависимость индивида от наличия тёплого туалета и горячей воды, супермаркетов на каждом шагу и прочем подобном. Также немаловажным является отсутствие комфорта сна – обычно не в том плане, что спать приходиться в палатке, а в том, что спать приходиться на жёстком коврике, под которым камни или корни деревьев. Крайний вариант – эдакая принцесса на горошине.
  2. Один и тот же коллектив. Вот идём мы в поход на три недели, шесть человек. Три недели вокруг вас будут одни и те же физиономии. Через три недели вы будете знать о своих попутчиках очень много, даже больше, чем вам хотелось бы. Других людей рядом с вами не будет. При этом ещё обнаружится, что у каждого члена команды своя определённая модель поведения, имеющая, на ваш взгляд, определённые недостатки, которые вполне к концу похода могут оформиться в раздражители.
  3. Невозможность побыть одному. Несмотря на то, что человек в большинстве своём является социальным существом, необходимость побыть наедине хотя бы часик присутствует почти у всех. В сложном походе такой возможности нет. Мы либо идём, либо ставим бивак, либо готовим пищу, либо едим, либо спим. В свободное же время отходить от лагеря в одиночку может запрещаться техникой безопасности.
  4. Необходимость быть начеку и готовым ко всему. Чем сложнее маршрут, тем больше неприятностей можно от него ожидать в любое время суток.
  5. Еда. Как ни составляй паёк, но еда в походе всё равно однообразна. При этом, чем больше поход длится, тем меньше этой самой еды хватает для организма. По истечению третьей недели мысли о еде начинают занимать всё большую и большую часть мыслительного процесса.
  6. Невозможность многих людей оторваться мыслями от покинутого на время города и своих проблем, которые там остались. В итоге, вместо того, чтобы внимательно и качественно работать на маршруте, участник пребывает в мыслях о доме, до возвращения в который ещё дни и дни. В особо тяжёлых случаях на его невнимательность начинают указывать другие участники – что вполне логично, так как их здоровье может напрямую зависеть от напарника. Возникает фактор раздражения.

Всё вышеперечисленное является раздражителями для нашего сознания. Некоторых раздражителей может и не быть, а некоторые будут, в той или иной мере. Тем не менее, их суммарное количество вполне достаточно для ощущения психологического дискомфорта, который изматывает куда больше, чем физический дискомфорт. К тому же накапливание раздражителей в сознании происходит более лавинообразно, чем накопление физической усталости, а также может иметь более неприятные последствия. В тяжёлых случаях участник скатывается в депрессию.

Как снижать возможное влияние таких факторов? Это достигается, кроме опыта походов, как такового, либо тренировками до похода, либо самоконтролем непосредственно на маршруте.

Физическая тренировка до похода очень важна, хотя сейчас есть своеобразная тенденция на снижение приоритета физических тренировок перед покупкой более технологичного снаряжения. Тенденция явно ошибочная, так как даже ультралёгкое дорогое снаряжение отнюдь не делает нас сильнее и выносливее. Кроме силы и выносливости на маршруте очень нелишние ловкость и проприоцепция – чувство собственного тела. Чем лучше мы готовы физически, во всех смыслах, к тяготам похода, тем легче он переносится. Меньше общая усталость, выше скорость восстановления во время привалов и на биваке. Закалка организма повышает барьер иммунитета и уменьшает чувствительность к климатическим невзгодам.

Технические приёмы с альпснаряжением, если таковые на маршруте будут присутствовать, должны быть отработаны на тренировках до уровня автоматизма. Природные условия на перевале или вершине, могут существенно затруднять выполнение той или иной операции, поэтому работу со снаряжением участник должен знать от и до.

Сюда же можно отнести и некоторый аскетизм в обычной жизни. Если спать на жёсткой подстилке две недели перед походом, то чувство необходимости комфорта на маршруте существенно снижается. Привыкание к более жёсткой, близкой к походной, еде, тоже лучше начинать до того как, а не по мере маршрута, мучаясь потом животом.

Уровень собственных знаний существенно повышает психологическую стабильность участников. Мы становимся увереннее в себе, так как множество страхов порождает просто элементарное незнание, своеобразное невежество. Умение хорошо работать с картой и компасом, знание дикой природы в целом и повадок зверей в частности, представление о биохимических процессах в клетках и теплорегуляции – всё это делает участника группы куда более свободным от стереотипов мышления обычного человека.

По мере прохождения маршрута лишь единицы записывают свои наблюдения и мысли для дальнейшего анализа. Почему? Либо элементарная лень, либо неумение и нежелание осмысливать происходящее, закреплять положительный опыт, анализировать и искать пути обхода негативных ситуаций. Большинство искренне считает, что всё произошедшее останется в памяти, но эта мысль является неверной. Даже у тех людей, которые проводят на маршрутах 2-3 месяца в год, большая часть жизни протекает всё равно в относительно комфортном социуме, с абсолютно другой шкалой ценностей и своими правилами проживания в нём. Соответственно, деятельность нашего мышления в первую очередь направлена на выживание в социуме поселений, а потом уже на всё остальное. Лишнее, с точки зрения мозга, должно отсекаться. Только когда вы наступите на одни и те же грабли несколько раз, произойдёт закрепление на подсознательном уровне. Чтобы как-нибудь не остаться, в конце концов, в снегах, стоит, на мой взгляд, применять несколько иной способ закрепления опыта – записи и анализ.

Не стоит при всём при этом считать себя всезнающим и навязывать всем остальным свою точку зрения. Относительно точное знание присуще лишь науке, а у далёких от неё людей по большей части выражаются лишь шаблоны мышления, предположения – свои или чужие, стереотипы, да последствия самовнушения. Вместо этого лучше быть внимательным и заботливым к другим участникам группы и одновременно жёстким и аскетичным к самому себе.

Что ещё важно для участника на маршруте, в отношении его мышления?

  • Умение расслабиться.
  • Умение вовремя собраться и «разогнать» своё мышление.
  • Умение разделять поход и «непоходную» жизнь, разделять толстой каменной стеной.
  • Осознавать границы похода.

Поход начинается с момента посадки группы в транспорт на вокзале. После этого ваши «мирские» заботы должны оставаться за спиной. Заканчивается поход только после выхода с маршрута, а не на спуске с вершины, когда ещё есть много вариантов остаться на ней расслабившемуся участнику.

Часто своеобразным гарантом психологической стабильности становится придуманный виртуальный спутник. Это одновременно и поддержка, и возможность своеобразно побыть одному. По виртуальным спутникам я писал отдельную большую статью, поэтому касаться подробно этой темы здесь не буду.

Насколько важно в жизни туриста на маршруте всё вышеописанное? Каждый решает сам за себя. Каждый из нас обладает своим собственным сознанием и особенным мышлением – по крайней мере, так большинство из нас считает. Человеку свойственно самого себя убеждать в чём угодно, в том числе и отсутствии или, наоборот, в присутствии проблем любого характера, хоть физического, хоть психологического.

Дополнительные ссылки:

Синдром бессмертного туриста

Мотивация в походе

Специфичность походного опыта

Стереотипы в туризме