Месторождение Хадатканда (Сюльбан).

Месторождение Хадатканда (Сюльбан).
Месторождение Хадатканда

Оглавление

Предыдущая глава: "Дорога и лагеря вдоль реки Верхний Сакукан"

Первым рудным месторождением на хребте Кодар было месторождение Мраморное, открытое в 1948-м году. Именно с него начинается история Ермаковского рудоуправления и Борской системы лагерей. С него же начинается и отсчет всего, что происходило в те года на хребте Кодар - строительство зимников, дорог, перевалочных баз, поселка Синельга и разветвленной по узким холодным долинам сети лагерей с заключенными.

Следующее рудное месторождение открыли 7 августа 1949 года, в месте, где сливаются реки Хадатканда и Сюльбан. Открытие совершила партия №2 Мангышлакской экспедиции. Неподалеку от месторождения обнаружили ещё сразу два рудопроявления. Этого хватило, чтобы признать район перспективным для освоения и интенсивной разведки по притокам.

В итоге в 1950-м году месторождение Хадатканда передали Ермаковскому рудоуправлению, которое организовало на нём добычу урановой руды силами заключенных, предоставленных БорЛАГом.

Согласно справочнику "Уран Российских недр", месторождение Хадатканда эксплуатировалось до 1952-го года. В отношении именно 1952-го года речь, видимо, идет в большей степени о разведке, нежели о добыче. Официально работа Ермаковского рудоуправления была свёрнута в октябре 1951 года. Одновременно с ним была прекращена и деятельность БорЛАГа. 

С другой стороны, возможно небольшая часть заключенных все же оставалась здесь в течение 1952 года, для помощи в геологоразведке на месторождениях Хадатканда и Читкандинское (хр. Удокан). Последнее, согласно справочнику, эксплуатировалось до 1953-го года. Также в 1952-м году выполнялись интенсивные геологоразведочные работы на Икабье и нескольких других рудопроявлениях. Все они считались перспективными для добычи, но от их разработки отказались в дальнейшем, в рамках общего сворачивания урановых работ на хребтах Кодар и Удокан. Причины прекращения добычи мы рассмотрим подробно в одной из отдельных глав. 

Месторождение Хадатканда (Сюльбан).

В отличие от чрезвычайно разбросанной инфраструктуры рудника в ущелье Мраморном, связанной с особенностью рельефа реки Средний Сакукан, месторождение Хадатканда, по сути, является частью поселка Сюльбан. Все необходимые элементы здесь находятся рядом друг с другом.

Река Хадатканда в среднем своём течении большей частью протекает в глубоком узком каньоне. Вырвавшись из него, она выполаживается, успокаивается и растекается на несколько рукавов по каменистому, не заросшему руслу. Как раз здесь и находится узкий и длинный пласт с залежами урановой руды. Координаты месторождения следующие: N 56.748 Е 117.264

Разработка урана производилась на обоих берегах реки. С помощью ограждения из колючей проволоки была организована промзона с добычей и сортировкой руды. Ниже по течению от промзоны, сразу за ней, по левому берегу располагался комплекс с обогатительной фабрикой, мастерскими и складами. По правому берегу, вплоть до самого устья реки, протянулась жилая часть поселка.

Добыча велась двумя карьерами - на правом и левом берегах, двумя штольнями по левому берегу и двумя шахтами, по одной на каждом берегу. В справочнике "Уран Российских недр" упоминается три карьера и одна шахта. Однако на местности обнаружены две шахты и два карьера. В сборнике научных работ "Рудоносность осадочных и вулканогенных комплексов" 2013 года приводится схема с двумя карьерами.

Согласно тому же справочнику "Уран Российских недр", рудные тела были обнажены только непосредственно у русла реки, а значит только там их возможно было добывать открытым способом. Существует вероятность, что штольня №1 заходит под землю из мелкого карьера, который разрабатывался первым. В таком случае карьера действительно будет три, просто один из них относительно скромного размера.

Река Хадатканда, вид на отвалы правого берега. Слева от отвалов - отработанный карьер.

В ходе экспедиции мне не удалось установить местонахождение лагеря заключенных, занятых на работах месторождения Хадатканда. Однако, в данном случае это не может служить доказательством их там отсутствия. У А.Е. Снегура, изучавшего архивы БорЛАГа, в его книгах фигурируют многочисленные ссылки и выдержки из официальных документов, свидетельствующих о том, что и в поселке Сюльбан широко применялся подневольный труд.

Вместе с тем хочется указать на следующее: не все, что огорожено колючей проволокой, говорит о работе з/к состава, или о его содержании в данном месте. Колючей проволокой огораживали объекты потому, что так было положено. Подобная мера широко использовалась вплоть до развала СССР, и точно такую же колючку можно встретить едва ли не на всех сохранившихся до наших дней советских развалинах. Ограждение из колючки используется и сейчас, просто изменился сам её внешний вид, а ряды старой колючей проволоки в нашем сознании так и ассоциируются с лагерями ГУЛАГа. Последнее произошло в силу менталитета, сформированного у нас ещё с предыдущих двух поколений, когда почти 10% населения страны побывало в лагерях.

Пример подобного заблуждения - развалины, огороженные колючей проволокой, расположенные по Сюльбану километром ниже устья реки Хадатканда. Они не принадлежали лагерю з/к, а представляли собой подсобное хозяйство.

Вернёмся к месторождению Хадатканда.

Участок зоны добычи и сортировки урановой руды расположен в 1,5 километрах выше устья реки Хадатканда, по обеим её берегам. Он был огорожен одинарным ограждением из колючей проволоки и охранялся, в том числе, с вышек.

Автомобильных брода здесь два - выше и ниже по течению от промзоны. Мосты не строились, так как река без проблем преодолевалась автомобилями почти в любое время года. Тем не менее, приходилось убирать камни из русла на участках проезда.

Судя по строению долины реки в этом месте, большую часть года русло должно было быть покрыто толстым многолетним льдом. Исходя из наблюдения за подобными наледями в других долинах хребта Кодар, скорее всего их требовалось взрывать и расчищать от них путь не ранее августа. В остальное время машины могли перемещаться по льду. В июне-июле достаточно было организовать лишь временные мостки на участках льда над промоинами.

Примечание: семьдесят лет назад среднесуточные температуры на хребте Кодар были существенно ниже, что и позволяло существовать многолетним наледям. Интенсивное их таяние произошло только в последние тридцать лет. Изменение климата, в том числе, и привело к тем смещениям русел, которые можно сейчас наблюдать на реках Кодара.

Так как поселок Сюльбан располагался на обоих берегах реки, то пешеходное сообщение в теплое время года происходила вначале по льду, а по мере его таяния - по временным мостикам.

Вход в одну из шахт

По правому берегу добыча осуществлялась через одну шахту и карьер. Последний имел длину около ста метров и разрабатывался прямо вдоль русла. На месте карьера можно обнаружить следы от разведочного шурфа и, возможно, одной [разведочной] штольни. Карьер отработан на небольшую глубину и вскрывался с помощью взрывчатки. Вода в рукаве реки, прилегающем к карьеру, либо отводилась (там не сложно это сделать), либо на тот момент рукав в этом месте не протекал вовсе.

Добытая руда грузилась на машины и транспортировалась к обогатительной фабрике, располагавшейся на левом берегу.

Основная добыча происходила именно по левому берегу. Почему так - не ясно. Возможно, здесь урана было найдено больше (более богатая руда), а возможно происходила поочередная отработка разведанных запасов.

По левому берегу больше разведочных скважин (две вместо одной), сохранились разведочные канавы и очень много разведочных шурфов. Так же бросается в глаза сравнительно много колодцев, возможно выполняющих роль вентиляционных. Последнее может говорить о разветвленной сети ходов штолен.

Штолен здесь две, обе заходят от берега, но их входы затянуты ледовой пробкой. Вынутый материал в отвалах достаточно большой, свидетельствующий об интенсивных работах.

Штольня №1
Штольня №2

Карьер, где руда добывалась открытым способом, длинный, около 180 метров, но узкий - не более тридцати. Из него в склон врезается одна из штолен. Карьер отрабатывался в первую очередь, возможно одновременно с шахтой. Затем уже отрабатывали рудные залежи через штольни.

Общая длина зоны добычи руды составляет 450 метров, средняя ширина 260 метров. 

Развалины компрессорной станции

Количество урана, добытого за два года полноценной эксплуатации на месторождении Хадатканда, неизвестно, так же как и его содержание в разрабатываемых рудах. Однако, если месторождение Мраморное предполагается исчерпанным, то месторождение Хадатканда было закрыто до истощения своих запасов.

На сегодняшний день оно считается законсервированным, как резервное. Оценивается оно по современным меркам как мелкое. Ревизионные работы на нем проводились в 2008-2009 годах, силами научных групп ВСЕГЕИ и ВИМСа. Согласно исследованиям этих групп, средние содержания урана в рудных телах составляют здесь от 0,1 до 0,72%.

Таких цифр вполне было достаточно для того, чтобы продолжать здесь добычу. Учитываем к тому же, что район сам по себе все ещё считался перспективным. На фоне истощения запасов Мраморного было обнаружено множество других рудопроявлений. Уже позже, к 1989 году, в регионе обнаружат ещё четыре ураноносных узла, в том числе месторождение Чепок, с оценкой запасов в 10,7 тысяч тонн, при среднем содержании урана около 0,2%. И хотя оно находится довольно далеко от Мраморного, поиски урана уже на момент 1950-го года предполагалось вести по всему горному узлу и в прилегающих к нему районах. 

И тем интереснее будет в дальнейшем подробно рассмотреть причины ликвидации Ермаковского рудоуправления. 

Источники:

  1. Металлогения древних и современных океанов – 2013. Рудоносность осадочных и вулканогенных комплексов. Научное издание. – Миасс: ИМинУрОРАН, 2013. – 328 с.
  2. Машковцев Г.А., Константинов А.К., Мигута А.К., Шумилин М.В., Щеточкин В.Н. Уран Российских недр. - М.: ВИМС, 2010. 850 с.

  3. Снегур А. Е. Ключ Мраморный : Хроника Первого Забайкальского Урана. — 3-е изд. — Чита: Экспресс-издательство, 2010. — 272 с.

Оглавление

Следующая глава: "Поселок Сюльбан и долина реки Сюльбан".

Leave a Reply