Дорога и лагеря вдоль реки Верхний Сакукан

Дорога и лагеря вдоль реки Верхний Сакукан
Долина реки Средний Сакукан в её среднем течении

Оглавление

Предыдущая глава: "Поселок Синельга"

Долина реки Верхний Сакукан имеет отличия от долины Среднего, по которой была сосредоточена наиболее активная часть инфраструктуры Ермаковского рудоуправления. Долина Верхнего немного шире, расход воды здесь больше, так как притоки крупнее. Террасы по бортам тут занимают большую площадь. Все перечисленные отличия подразумевают, в том числе, и более густую растительность.

Исследование долины в отношении расположенных в ней элементов добычи урана затруднено следующими причинами:

а) Большая, по отношению к Среднему Сакукану, площадь, необходимая для исследований, при более же густой растительности.

б) Интенсивное смещение русла реки с течением времени и размывание берегов.

в) Активная хозяйственная деятельность эвенков, так как в долине Верхнего Сакукана кормовая база для выпаса оленей лучше, чем по Среднему. Как итог - более интенсивное разрушение построек.

г) Отсутствие больших по площади лагерей с активной рабочей деятельностью, которые бы помогали в их поисках и идентификации.

д) Существенное отличие существующей сейчас дороги и тропы от дороги, строящейся во времена урановой эксплуатации.

е) Слабость, запутанность, а то и противоречивость источников.

С источниками всё плохо. Фактически, их два, и оба дают скудную информацию. Первый источник, это пионер исследований добычи урана на хребте Кодар - Анатолий Емельянович Снегур. В его книге "Ключ Мраморный: Хроники первого забайкальского урана", в третьем издании, есть два имеющих ценность упоминания про инфраструктуру в долине Верхнего Сакукана. Одно из них касается разведки и попутной добычи на рудопроявлении Волчье, в верховьях долины реки Бюрокан. Второе - на страницах 260-263 его издания приводится выдержка из отчета самодеятельной экспедиции, которая пыталась изучать долину и искать в ней следы деятельности Ермаковского рудоуправления. Эта выдержка скупа и путана, но ниже я приведу её целиком и разберу в ней отдельные моменты, описав, куда и что в ней может относиться.

Второй источник - вышедший в 2010-м году справочник "Уран Российских недр". Несмотря на то, что информация в нём касательно урана на хребте Кодар носит очень общий характер, в ней приводятся общие схемы района с указанием месторождений, рудопроявлений и проявлений минерализации урана. В своих схемах я руководствовался данными именно из этого справочника и подробно они приведены в Главе 7. Информация из справочника коррелирует с информацией по долине Среднего Сакукана из книги Снегура. Оба источника позволили мне спланировать экспедицию и лучше воссоздать общую картину. Но так как общее количество данных все же небольшое, а схема инфраструктуры складывается часто из логических цепочек и упоминаний по источникам, то я обязательно буду приводить их в тексте.

Дорога и лагеря вдоль реки Верхний Сакукан
Схема расположения лагерей в долине реки Верхний Сакукан

Итак, вдоль русла реки Верхний Сакукан расположены три сравнительно крупных группы строений. Они помечены на схеме номерами 9, 10 и 11. Лагеря 9 и 10 по месторасположению совпадают с обозначенными проявлениями минерализации урана в справочнике "Уран Российских недр", хотя о добыче по этим местам в книге информация отсутствует.

Координаты расположения этих лагерей следующие:

№ 9 - N 56.79138 E 117.78294, высота над уровнем моря 985 метров

№ 10 - N 56.80061 E 117.69587, высота над уровнем моря 1100 метров

№ 11 - N 56.80828 E 117.64009 (устье реки Бюрокан), высота над уровнем моря 1220 метров

Ниже я привожу выдержку из отчета, которая есть у А. Е. Снегура и мои комментарии к ней в скобках. Сам Снегур не комментировал у себя эти выдержки в третьем издании, а просто приводил дословно, лишь указывая о неизбежных ошибках и необходимости их разбора.

"Этот объект находится на высоте около 2000 метров (какой именно?). Здесь много разрушенных строений и вещей. Самые удивительные из них находятся в устье реки Бюрокан. Здесь железные приспособления седел для лошадей (на самом деле это устройства для соединения и крепления толстого рукава-шланга высокого давления. Сами шланги можно найти по лесу вдоль русла Верхнего Сакукана и, в том числе, неподалеку от устья Бюрокана). Чуть выше большое квадратное здание, размерами примерно 6-7 метров из цельных лиственниц, без окон, крыши тоже нет (обрушена), забито оборудованием. Внутри здания приспособления к печному отоплению, большие котлы, термос на 100 литров. Недалеко, в прибрежной скале, выбита ниша (не обнаружено - возможно, уже размыло). По обстановке было понятно, что это ангар для трактора (крайне маловероятно - попросту незачем. Но могло стоять оборудование).

От устья реки Бюрокан, вверх по реке Верхний Сакукан в 300 метрах, находится ещё одно строение из сруба, огороженное забором из колючей проволоки. Выше устья ручья Бюрокан, по его руслу в 200 метрах, есть островок. На острове большие бревна в виде сколоченных саней или волокуши. Ниже от Бюрокана по долине реки Верхний Сакукан встречаются старые развалившиеся строения из бревен и землянки. Многие строения окопаны рвом. Попадаются разрушенные строения, где жили геологи, инженеры и вольнонаёмные. Тут несколько строений. Выглядят они так: из жердей изготовлены остовы, которые оббиты рубероидом или обтянуты брезентом (в том числе так делали и делают до сих пор местные эвенки). Много аптечных пузырьков, консервные и стеклянные банки. Стекло (банки и бутылки) 30-40-х годов изготовления. Это указано на донышках. Тут же самодельные столы и стулья, скамейки. Ржавые котелки, много консервных банок. Здесь находятся шесть строений - 4 дома, 1 кухня с большой печью и вырытый холодильник 2*2 метра и глубиной около 2х м. (крыша из бревен). (У меня здесь получилось 8 изб и 1 полуземлянка).

Из этого поселка (вероятно, речь идет о лагере № 9 на моей схеме) дорога поднимается вверх и направо. Там тоже видны постройки. Дорога немного не дошла до построек и закончилась. Дальше тропа. На невысоком отрожке большая постройка, вероятно, это была казарма для охраны заключенных. Пирамида для оружия на 17 стволов. Пирамида уже разломана. Под казарму вырыта большая ровная площадка. Рядом сооружение, вероятно, для собак охраны, тут же рядом сложена большая куча камней. Возле казармы два больших рулона неиспользованной колючей проволоки, обмотаны брезентом. По гребню на север ещё одно место под палатку.

Рядом, в западном направлении, сооружение для заключенных,  они находятся в овраге и хорошо просматриваются с холма охраны. Овраг огорожен с четырех сторон забором из колючей проволоки десять нитей (100*50 метров). В восточном углу располагается вольер для собак. С трех сторон вдоль колючей проволоки натянута обычная металлическая проволока с кольцами, по ним бегали собаки. По периметру на столбах были фонари для ночного освещения, но они уже свались на землю. Вход в заграждение с севера, через неширокие ворота. Рядом с воротами тоже находятся небольшие  строения. Внутри зоны по периметру за два метра до колючей проволоки стоят таблички, где надписи уже стерты, но там были какие-то предупреждения заключенным. На территории три строения в виде бараков, по площади небольшие, все строения удалены от южного забора. Все постройки также сделаны в виде скелетов, которые обтягивались брезентом от выхода из зоны. Вверх по оврагу небольшая плотина, длиной 5-7 м для сбора воды, наверное, для нужд заключенных или чтобы зону не сильно затапливало. В июне за плотиной небольшой пруд образуется, сейчас, в августе, он сухой. Прямо от колючей проволоки видны на северо-западе шурфы, расположенных в шахматном порядке. Небольшие ямы хорошо просматриваются светлыми пятнами среди темных осыпей. От колючки тропа на запад, она огибает отрог с юга. Отрог довольно крутой. Тропа идет по осыпям, набирая высоту и огибая гору. Длина тропы не менее 700 м, она проходит к штольням. На каждом повороте есть по одному строению, всего их два. Возле штолен тоже стояла палатка. Тут много инструмента: лопаты, кирки. На кирках клеймо 1949 и 1950 гг. Есть ломы, буровые штанги. Заметили две штольни, выходы в них укреплены бревнами, но заметны раскопы в масштабах 5-15 м глубины, где собирали породу. Камни светлые, почти белые или желтоватые.

Штольни завалились или взорваны, вернее всего, что завалились от времени. На входе нижней штольни лежат шпалы и найдены небольшие костыли для крепления рельсов. В верхней штольне шпал не видно, там листы согнуты в виде волокуш. Вверх по отрогу тоже шурфы, деревянные вехи. Лагерь находился выше зоны леса, на высоте около 2000 метров (высота в 2000 метров в этих местах только в самых верховьях ручья - 4 км от реки, но тогда длина тропы должна быть гораздо более 700 метров)."

В моей экспедиции, когда я изучал долину реки Верхний Сакукан, стояла очень плохая погода и низкая видимость из-за тумана. Отсюда, я недостаточно тщательно провел свои исследования на этой местности.

Лагерь № 9 расположен прямо на берегу реки. Часть его территории уже размыта водой. Лагерь представляет собой комплекс из 8 изб и одной полуземлянки. Часть изб пятистенные, сложены очень хорошо. Колючая проволока отсутствует.

От лагеря вверх, вдоль ручья, различается сильно заросшая дорога. Немного поднявшись вдоль русла, она переходит на другой берег ручья. В этом месте я сделал вывод, что это остатки того участка старой дороги, которая в 1950-м году поднималась вдоль реки, и не стал её обследовать. Мой интерес привлекла заросшая просека вдоль правого берега ручья. Возможно, она даже представляла собой элемент автомобильной дороги на каком-то протяжении. Однако примерно в трехстах метрах выше устья ручья просека становится настолько заросшей и размытой весенними паводками, что проследить её присутствие, направление и назначение становится невозможным.

С большей долей вероятности отчет из книги Снегура как раз относится к лагерю № 9 (в моей системе нумерации).

Кроме Снегура, как источника о штольнях в данном районе, дважды я встречал косвенные упоминания о добыче здесь в туристических отчетах. В первом случае мне не смогли точно указать место, где были сделаны фотографии, во-втором - утверждали, что фото сделаны в долине Среднего Сакукана, хотя это изначально выглядело ошибочным.

Если суммировать данные из отчета, приведённые Снегуром, а также информацию из справочника "Уран Российский недр", то можно сделать следующий вывод: на месте лагеря № 9 производились геологоразведочные работы с попутной добычей урана силами заключенных.

При этом обнаруженная мною просека может также свидетельствовать от разведочных работах и по соседнему отрогу, по правому берегу ручья.

Лагерь 10 представляет собой копию лагеря 9. Он также располагается на берегу реки и насчитывает то же самое количество изб. Сохранился он тоже плохо, но район для исследования здесь более сложен. Прямо рядом с лагерем находится становище эвенков, с зимней избой. Здесь очень много троп, образованных пасущимися оленями, и заболоченный борт долины.

Лагерь 10 также был построен в месте проявления минерализации урана и здесь проводились геологические работы. Производилась ли попутная добыча урана силами заключенных - пока неизвестно. Так же существует вероятность, что отчет из книги Снегура относится именно к лагерю 10, а не к лагерю 9.

Лагерь №11 находился в устье реки Бюрокан. Он состоял из 10-12 строений и был сильно вытянут вдоль узкой полосы левого берега Верхнего Сакукана. Почти все постройки сейчас полностью уничтожены, преимущественно подвижками льда при весенних паводках.

Наибольший интерес здесь вызывает большой пятистенный дом, с легкими пристройками, расположенный над устьем реки Бюрокан (именно о нём идет речь в отчете Снегура). Дом расположен на бугре и его не видно снизу из-за густой растительности, но к нему идет старая тропа. Внутри находятся остатки оборудования. Судя по виду, дом не являлся жилым.

Выше этого дома располагается чистая и сравнительно ровная терраса, но построек на ней нет.

Дорога и лагеря вдоль реки Верхний Сакукан
Развалины дома в устье реки Бюрокан

Указанное на картах Генштаба зимовье в устье Бюрокана подразумевает как раз вот этот дом.

Дом напоминает склад, но имеет непонятные особенности. Он расположен метров на восемь выше относительно других построек и носить в него снаряжение очень неудобно. Вход в избу находится с противоположной стороны от русла Сакукана, то есть не со стороны подходящей к нему тропы. Все вместе это говорит о том, что дом специально поставили именно здесь для каких-то определенных нужд определенного же характера.

Оборудование в доме лежит свалено, как будто при сворачивании деятельности часть вещей просто снесли сюда и бросили на пол. Ассоциации при идентификации оборудования сводятся к цепочке "вода-давление-тепло".

Есть предположение, что дом не относится к урановому проекту на хребте Кодар. В таком случае от него могли проводить изыскания, связанные с Верхнесакуканским малым месторождением золота. В таком случае возникает вопрос, в каком году проводились данные изыскания. Они могли проходить как во время урановой эксплуатации, так и позднее. Лагеря ГУЛАГ, в целом, старались всегда ориентировать на комплексную добычу ископаемых, если район позволял так делать.

То есть, та самая "ниша под трактор" вполне могла быть выбрана за счет добычи золота и не имеет к урану прямого отношения.

Соответственно, в таком случае лагерь №11 мог иметь следующие варианты целей своего функционирования:

  1. Промежуточная база для исследования и добычи на рудопроявлении Волчье, строительства дороги и поддержания тропы по Бюрокану и Верхнему Сакукану в проходимом состоянии.
  2. Первый вариант плюс одновременная разведка и мелкая добыча золота (возможно, даже неофициально).
  3. Первый вариант, плюс разведка и мелкая добыча золота в последующие годы, уже после прекращения работ по урану.
Дорога и лагеря вдоль реки Верхний Сакукан
Шланги высокого давления, близ лагеря №11

По левому берегу реки Бюрокан в её верховья уходит хорошая тропа. Она тянется к рудопроявлению Волчье. На схеме оно обозначено зелёным пунктирным кругом и буквой "В". Исходя из источников, добыча велась только попутная, из карьера. У Снегура приводятся размеры карьера - 200*100*5 метров. Рядом с карьером должен был располагаться палаточный лагерь, в том числе с заключенными. Лагерь с заключенными для добычи на рудопроявлении Волчье не мог располагаться на берегу реки Верхний Сакукан, так как расстояние слишком большое, чтобы его покрывать дважды в день. Если в устье реки Бюрокан и располагался лагерь с заключенными, то они выполняли иные работы, не связанные напрямую с добычей на Волчьем.

Транспортировка добытой руды вниз, к Верхнему Сакукану, могла осуществляться только вьючным транспортом. Также, в теплое время года, при условии расчистки подходных путей к перевалу Балтийский (современное название) со стороны Бюрокана, руда могла транспортироваться вьючным транспортом сразу на склад обогатительной станции в долине реки Средний Сакукан (лагерь 2).

По долине Верхнего Сакукана руда зимой вывозилась по льду реки, летом вьючным транспортом до лагеря 10 и далее грузовым автомобилем по дороге (о самой дороге я расскажу ниже).

Ещё одна небольшая группа развалин по Верхнему Сакукану обнаружена в 1,5 километрах выше устья реки Бюрокан, по координатам N 56.80670 Е 117.61343, сразу за становищем эвенков. К сожалению, не удалось идентифицировать развалины и датировать их, чтобы утверждать их принадлежность к Ермаковскому рудоуправлению. Постройки здесь полностью разрушены, а предметов никаких не найдено.

Данное место является самым верхним относительно крупным становищем эвенков по реке Верхний Сакукан. Найденные разрушенные постройки больше напоминают те зимние избы эвенков, которые и сейчас можно встретить по Верхнему Сакукану и Апсату.

Дорога по Верхнему Сакукану ответвлялась от общей дороги на Сюльбан и село Неляты, и подходила к правому берегу реки. Затем она поднималась на морену и шла на некотором удалении от русла. Дорога, которая проходит там в настоящее время, примерно совпадает на данном участке с дорогой 1950-го года.

Спустившись к реке, дорога некоторое время поднималась вверх по кромке правого берега и затем переходила на левый, вероятно по мосту. От этого места современная грунтовая дорога и, далее, тропа, местами имеют серьёзные расхождения со старой дорогой.

Поражает изобилие колодцев-шурфов вдоль дороги. С другой стороны, согласно "Урану Российских недр" в долине было найдено много проявлений минерализации и район считался очень перспективным.

Последнее предположение важно. Представьте себе: в 1949-м году стартует добыча на рудном месторождении Мраморного. При этом предполагалось, что запасы урана достаточно высоки. В 1950-м году начинаются серьёзные исследования и попутная добыча урана в долинах Верхнего Сакукана и Сюльбана, где находят более десятка проявлений минерализации, а также рудопроявления Волчье и Кукугундинские. Все буквально кричит о том, что урана здесь много и вот-вот откроются другие богатые рудные месторождения. А все решения подпирают сзади ядерная гонка и жестокая неизбежность военного конфликта с Западом.

А даже если богатого рудного урана и не нашлось бы? На момент 1949-го и середины 1950-го годов других вариантов у страны не имелось. Даже при истощении богатой жилы в Мраморном уран по другим долинам соскребали бы хоть ложками, лишь бы покрыть дефицит. Да, одновременно с этим происходила разведка других месторождений, совершенствовались способы обогащения из доступных, но бедных и не рудных месторождений, предпринималось множество других проектов. Но, ни один из них не имел к 1950-му году значимых результатов и не гарантировал их в ближайшие пару лет. С точки зрения государства развитие инфраструктуры на хребте Кодар было рациональным, а в общих затратах по урановому проекту - и вовсе незначительным.

Вернёмся к дороге по Верхнему Сакукану. Её построили до лагеря 10. Далее вдоль реки, к лагерю 11 проходила хорошая конная тропа.

Однако, по левому берегу реки, примерно напротив устья р. Няма, имеются участки со следами неоконченного (судя по невозможности проследить путь) строительства дороги. Они, в свою очередь, не совпадают с тропой и не являются проходимыми в сегодняшнее время.

Эти участки свидетельствуют о намерении продлить дорогу как минимум до лагеря 11, а возможно и завести её в дальнейшем по реке Бюрокан наверх. Возможно, на Волчьем даже не имелось физической возможности спустить вниз всю добытую руду, и добыча искусственно ограничивалась. По этой же причине могли не вести попутную добычу на других участках, где могли располагаться жилы победнее (то есть, например, их нашли, но не разрабатывали). Задача же завести дорогу в верховья Бюрокана была сложнее, нежели прокладка серпантина в Мраморное ущелье.

Таким образом, дорога по долине Верхнего Сакукана на момент закрытия рудника не была достроена, но строилась, вплоть до момента выхода приказа о прекращении деятельности рудоуправления. Так как строительство велось исключительно силами заключенных, то в долине реки действовал специально для этого как минимум один палаточный или, на каком-то этапе строительства, частично "капитальный" лагерь заключенных.

Примечание: согласно архивным документам, в долине реки Верхний Сакукан действовали два отдельных лагерных пункта БорЛАГа - ОЛП №8 и ОЛП №9 (номера указаны именно лагерные з/к).

Резюмируя вышесказанное, появляется возможность ответить на вопрос "зачем была дорога вдоль реки Верхний Сакукан?". Ответ прост - там нашли уран, пусть немного, но имелись все основания считать, что его там гораздо больше.

От лагеря 11, кроме Волчьего, тропа также продолжалась и дальше, к устью реки Таёжная. Сейчас там есть хорошо сохранившиеся развалины избы.

В целом, по всем основным долинам хребта Кодар и по его притокам можно обнаружить развалины изб, большая часть которых относится к деятельности Ермаковского рудоуправления.

Назначений у таких изб несколько. Некоторые из них принадлежали охране. Они словно бы запирали долину реки или ручья на случай побега заключенных. Предположение, дескать, бежать все равно некуда, не имеет под собой основания. Работа в подобных условиях и само по себе устройство быта и отношений с лагерным начальством неизбежно толкало на побеги. Согласно исследованиям А. Снегура, на Кодаре имело место немалое количество побегов (44 побега за 1949-1950 года)

Второе предназначение - избы для геологов, когда необходимо было много ходить по притокам долины, но можно было делать это из одной точки, в лесной зоне. Иногда имело смысл срубить избу и работать в более комфортных условиях.

Ещё одна цель таких изб - перевалочная, гостевая изба. Например, на пути из долины реки Верхний Сакукан в поселок Сюльбан, особенно на случай резкой перемены погоды.

Дорога и лагеря вдоль реки Верхний Сакукан
Вид на перевал Озерный

Для пешего или конного перехода с Верхнего Сакукана в долину реки Сюльбан использовался перевал Озёрный (современное название), с относительной высотой 1840 метров над уровнем моря. Этот перевал легко доступен в теплое время года, в том числе проходим даже во время затяжных дождей. В каньоне, которым перевал обрывается к Верхнему Сакукану, видны следы выборки леса вплоть до границы зеленой зоны, а через сам перевал имеется хорошо читаемая тропа.

К тому же в районе перевала Озёрный было обнаружено проявление минерализации урана, и там тоже велись изыскания. Со стороны Сюльбана, по правому берегу реки Хадатканда к перевалу прокладывали дорогу. Последняя, впрочем, так же оказалась не достроена, как и дорога вдоль реки Верхний Сакукан.

Источники:

  1. Снегур А. Е. Ключ Мраморный : Хроника Первого Забайкальского Урана. — 3-е изд. — Чита: Экспресс-издательство, 2010. — 272 с.
  2. Машковцев Г.А., Константинов А.К., Мигута А.К., Шумилин М.В., Щеточкин В.Н. Уран Российских недр. - М.: ВИМС, 2010. - 850 с.

  3. Материалы комплексного экологического обследования территории национального парка "Кодар". Т.1: Эколого-экономическое обоснование национального парка «Кодар». - ИПРЭК СО РАН, Россия: Чита. 2016. - 479 с.

Оглавление

Следующая глава: "Месторождение Хадатканда".

Leave a Reply