Что в человеке помогает выживать?

Что в человеке помогает выживать?

Как говорил один из героев фильма «Трасса 60», всё, что имеет вероятность произойти, обязательно когда-нибудь произойдёт. Про любой из катаклизмов можно сказать то же самое. В жизни людей всегда что-то происходит. В этом отношении нас можно сравнить с муравейником, который большой бородатый мужик ради развлечения пришёл покарать лопатой. Аналогия является всего лишь аналогией, показывающей, что в этой жизни не так уж и много зависит от нас. На практике же мы сами увлечённо копаем себе яму, предлагая самим себе широченный выбор для аварийных ситуаций, начиная от индивидуальных поступков, заканчивая результатами макропроцессов в социуме и вытекающими из этого последствиями экологического или военного характера.

К сожалению, абсолютное большинство людей искренне не верит, что с ними может что-то произойти. Вот прямо сейчас, в эту вот самую секунду. По зависящим от него причинам или нет – не важно. Как говорят многие оптимисты, вероятность всего этого типа мала. Тем не менее, про статистику в этом отношении верна следующая шутка – есть ложь, есть отъявленная ложь, а есть статистика. Вот какова вероятность того, что будет наводнение? Или авария на АЭС? Вероятность-то небольшая, народу вот только страдает много. Какова вероятность того, что начнётся война? А вот эту вероятность подсчитать нельзя, так как это не является вероятностью. Стабильность государства описывается уравнением определённого порядка (примечание: порядок в математическом смысле, а стабильность не та, которая определяет уровень жизни граждан, а та, что обеспечивает влияние государства на международной арене в геополитическом смысле и способность контролировать внутренние процессы). Во-первых, как только этот порядок снижается ниже определённого уровня, то война начинается автоматически. Пример мы видим в Украине, где понижение стабильности было вызвано сторонним вмешательством (такое происходит часто, если что). Во-вторых, как только порядок какого-либо государства или конгломерата растёт выше определённого уровня, война тоже начинается, только в тех государствах, где стабильность ниже (далеко ходить не надо, Африка, Афганистан и тому подобное). Ну и есть ситуации, когда государство может попытаться повысить свою стабильность при помощи войны – это, в частности, Япония во Вторую мировую и, отчасти, США в наше время.

Как я уже не раз говорил, к большинству выживальщиков я отношусь с некоторым сарказмом, а к самому сурвивализму как к хобби. От реальности большая часть всего этого имеет несколько далёкое отношение. Хотя, штука полезная для занятия времени и повышения своего уровня знаний об окружающем мире, если не сильно окунаться в мир фантазий и иллюзий.

Основная проблема в том, что люди говоря о том, что они станут в этом случае и вот в этом случае делать вот именно это, а таких людей вокруг едва ли не сто процентов, пытаются воспринять мир в виде линейного процесса. Это подсознательно делается для того, чтобы упростить расчёты и планирование, разгрузив мышление. На самом деле, вы не поверите (это сарказм, если что), но мир вокруг нас представляет собой сложную динамическую систему со множеством посторонних факторов. Прогнозирование же опасных для индивида факторов динамической системы невозможно в принципе – осознание да, но не прогнозирование. Нам доступен только линейный прогноз. А потом на практике мы уже с тем или иным успехом, либо с его отсутствием, подстраиваемся под конкретные обстоятельства.

Что можно сказать тогда о механизмах или свойствах, которые могут помочь выжить?

Возьмём абстрактного человека/морду и рассмотрим его потенциал выживания в каком-либо кризисе (исключая фактор случайности), характеризующимся полным или частичным распадом сложившейся экономической системы, либо невозможностью её использования (авария на походном маршруте, например). Этот потенциал условно можно разделить на три уровня.

Вначале идёт ресурсный уровень. Это тот, который у нас дома. Лелеемый, как лелеют бурундуки свои запасы на зиму. Мой дом – моя крепость. Самый призрачный и самый бесполезный уровень. Говорят, что бурундуки заканчивают свою жизнь самоубийством, если осенью разорить его нору. На самом деле это правда – я это видел. Других уровней потенциала выживания у бурундука нет.

Наш дом и наши запасы мало что нам дают. Сегодня они есть, завтра их нет. Они могут быть уничтожены множеством факторов динамической системы. Даже если они не будут уничтожены, то мы можем быть от них просто отрезаны. Конечно, создание ресурсов заложено в нас природой, как и во многих зверей тоже, что мы видим на примере того же самого бурундука. Только мы это называем хозяйственностью. Ну или паранойей, в зависимости от мышления того, кто оценивает нашу деятельность.

Второй уровень – случайный. Это то, что у нас оказалось с собой во время БП, если тот случился внезапно или хотя бы настолько быстро, что не сопровождался божественными знаками на небе и голосами правительства в голове. Это не обязательно БП, конечно. Всё что угодно, когда стал вопрос о том, что нужно спасать свою шкуру немедленно. В той или иной мере мы способны влиять на этот уровень, формируя привычки носить с собой определённые предметы. К этому же уровню относится и наша одежда, её характер и удобство. Второй уровень является вспомогательным к следующему – личностному. Это тот самый уровень, которого нет у зверей. Выживание в том варианте, когда мы имеем в виду длительность во времени, является процессом, состоящим из преодоления множества отдельных стрессовых ситуаций, и в каждой из них мы, в том числе, будем рассчитывать на содержимое наших карманов, рюкзака и нашу одежду.

Личностный уровень является тем самым, который остаётся у нас, если отобрать всё, что на нас надето и что осталось где-то в тех стенах, что когда-то мы считали своим домом. Что мы можем сказать о себе, если нет денег, шмоток, лекарств, одежды, очков или линз? Сможем ли мы что-то добыть, чтобы выжить? Каково наше физическое здоровье и вообще каковы наши физические возможности? Как у нас с социальностью и коммуникабельностью? Сможем ли мы убить кого-то ради еды или снаряжения, либо ради собственной жизни или жизни близких? Можем ли мы осознавать, что нам нужно делать в этой ситуации, а что нет? Какие вообще у нас есть практические знания в голове, чтобы с ноля полностью попытаться жить?

Да, это радикальные вопросы, и далеко не во всех аварийных ситуациях или ЧС на них нужны положительные ответы. Я просто предоставил крайний радикальный вариант, но, между прочим, не такой уж и маловероятный. У нас полмира живёт почти вот так.