Практика одиночных походов. Часть 19: карты и ориентирование.

Практика одиночных походов. Часть 19: карты и ориентирование.

Сложно переоценить значение хороших карт в походе. Столько можем, сколько знаем – известную восточную мудрость можно соотнести со многими вещами в жизни, но к туристу и его вороху карт в рюкзаке это высказывание относится в полной и безоговорочной мере. Отсутствие хороших карт и умения ими пользоваться, служит одной из вынужденных причин найма гида. Последнее чревато лишними тратами, меньшим набранным количеством очков опыта за поход, а также сопутствующими приключениями а-ля Фродо и Сэма с их проводником Горлумом.

Предыдущая часть

Содержание


Умение читать карту

Умение читать карту и ориентироваться по ней на местности - необходимый навык для любого туриста и, тем более, соло-путешественника. В отличие от группового похода одиночке не на кого свалить необходимость выбора правильного пути - он сам себе руководитель, штурман, завхоз, чёрный альпинист и зубная фея.

Азам ориентирования научиться легко, возникло бы желание. В Сети полно профильной литературы, а теория отлично закрепляется в первом же неторопливом походе. И если для ориентирования по схемам популярных маршрутов с натоптанными тропами и указателями достаточно IQ чуть выше морской свинки, то в удалённых от цивилизации регионах приходится немало поломать голову.

Вместе с тем работа с картами и схемами не сводится только лишь одному ориентированию. Необходимо уметь представлять рельеф при чтении карты, запоминать основные детали и грамотно соотносить с картой даже, казалось бы, второстепенные ориентиры. Как минимум поэтому GPS-навигатор для хорошего путешественника всегда играет роль вспомогательного прибора, но отнюдь не основного средства для прокладывания маршрута.

Топографическая карта и GPS-навигатор, однако, не являются единственными средствами для ориентирования в походе. На сложных маршрутах также приходиться использовать различные схемы и описания. При этом без знания основной терминологии в обозначении той или иной формы рельефа работать по ним достаточно сложно.

Картографический и вспомогательный материал для ориентирования

Доступные карты и материалы можно разделить на следующие:

  • Военные или карты Генштаба
  • ГГЦ
  • Туристические карты
  • Хребтовки
  • Туристические схемы
  • Спутниковые снимки
  • Фотографии локальных объектов или районов

Каждая из перечисленных позиций имеет свои плюсы и минусы, что делает их приоритетными или наоборот, лишними, в каждом отдельном путешествии. Где-то достаточно банальных туристических схем для хомячков, где-то хватает хороших хребтовок и схем прохождения перевалов, а в иных горнотаёжных областях приходится вооружаться едва ли не всем тем, что возможно достать.

Военные карты и карты ГГЦ

Карты Генштаба - «классика», до сих пор используемая путешественниками в не попсовых районах. Большинство современных бумажных туристических карт, хребтовок и схем выполнены на их основе.

Создание карт Генштаба, которые сейчас находятся в открытом доступе, происходило на основе данных аэрофотосъёмки. В сравнительно заселённой части Необъятной данные позже уточнялись военными топографами с помощью наземной разведки.

По замыслу и в теории, так как местность постоянно менялась – смещались броды, разрушались мосты, зарастали старые дороги и прокладывались новые - то уточнения к картам производились местными воинскими частями и военными комиссариатами, передавались в соответствующие службы и затем отображались на последующих распечатках карт. В условиях малонаселённых районов подобный способ «детализации» был единственным решением, позволявшим отображать действительность.

На практике однако правкой деталей никто не занимался и в итоге советские Генштабовские карты хоть и имеют сравнительно высокую степень детализации, но на момент 35-45 летней давности.

Современных же военных карт в широком доступе нет. На сегодняшний день космическая съёмка и современные технологии позволяют получать министерству  обороны очень хорошие карты, но, боюсь, в наших походных лапах они никогда не окажутся.

Кроме откровенного устаревания информации, на Генштабовских картах нет обозначений перевалов - кроме тех, через которые проходят хорошие конные тропы и дороги под технику. И, тем более, не отмечены всякие интересности для путника – каньоны, водопады, тропы местных жителей, родники, мест под хорошие стоянки и так далее.

А вот несомненный плюс Генштабовских карт – разбивка на квадраты и координатная сетка. Квадраты помогают быстро считать километраж без линейки, как до объектов ориентирования, так и для планирования пути. Координатная сетка позволяет снять координаты объекта, забить карту в GPS-навигатор, если тот умеет читать растр, а также ориентироваться банальным переносом координат из навигатора или любого треккера на карту. Особенно последнее удобно в таёжной и болотистой местности без ориентиров.

В последнее время всё чаще используются и карты ГГЦ. ГГЦ – это ГосГисЦентр. А ещё точнее – Федеральный научно-технический центр геодезии, картографии и инфраструктуры пространственных данных. Звучит мудрёно, но для освоения средств простые названия не подходят. Ещё продукция соответствовала бы столь пафосному звучанию...

Единственный плюс карт ГГЦ - они уже цифровые и к ним можно скачать привязку для навигатора. В минусе – исключительно похабное отношение к детализации и оформлению. Рельеф и гидрография прорисованы прекрасно, что и понятно – данные берутся со спутника. Зато вполне могут не указываться небольшие деревни, отсутствовать различные крупные объекты, подписи на карте к объектам зачастую расположены на непонятном удалении от искомого и приходится гадать, к чему они относятся. Бывает, подписей и вообще нет. Одна дорога может быть обозначена на карте одного масштаба, но зато начисто отсутствовать на крупномасштабной карте. Доходит до такого, что дорога к горам на картах масштабов 1:200000, 1:100000 и 1:50000 показывается разными нитками.

Карты ГГЦ куда менее подробны, чем Генштабовские, но зато по ним удобно делать свои схемы или хребтовки. Ещё один недостаток карт ГГЦ - часто информация о дорогах и тропах берется, в том числе, и с карт Генштаба, и потому не всегда отображает реально существующего положения вещей. От координатной и километровой сеток на картах ГГЦ тоже отказались.

Туристические карты и схемы, хребтовки.

Туристические карты составляются на основе и в сумме:

  • карт Генштаба и ГГЦ
  • спутниковых снимков
  • собственных впечатлений
  • туристических отчётов
  • баек охотников и местных жителей
  • домыслов и вымыслов
  • красочных снов под воздействием съеденных на ночь мухоморов
  • прочее

Соответственно, достоверность туристических карт способна сильно различаться.

Именно туристическим картам я, да и многие иные путешественники, обязаны отдельным первопроходам перевалов. Долины рек и линии хребтов на них имеют тенденцию кардинально не совпадать с действительностью. Как правило, чем ближе к краю, тем более они похожи на карты Синдбада-морехода. И потому по одной такой карте с равным "успехом" можно ходить по Кодару, Хамар-Дабану, Ямалиню, Становому и в Мордор.

Если планировать маршрут по туристическим картам или хребтовкам, то следует брать карты минимум двух разных авторов, незнакомых друг с другом.

В горных путешествиях довольно популярны карты-хребтовки. Они позволяют свести к минимуму ненужную для туриста детализацию и, наоборот, повысить количество тех отображаемых элементов, которые необходимы. Подобные карты чрезвычайно удобны в тех горах, где нет проблем для ориентирования с ходу - так как линии хребтов и долины притоков в зоне выше леса являются отличными ориентирами сами по себе.

Я обычно применяю хребтовки в альпинизме, в высоких горах или там, где большая часть пути проходит выше зоны леса, а на подходах по однозначным дорогам. На протяжённых же маршрутах в малых горах, особенно с малопонятными подходами, всегда пользуюсь топографическими картами.

Туристические схемы я разделяю на два типа.

Первые – для популярных попсовых районов с отличными нахоженными тропами. Там ориентирование, как таковое, не требуется – мы просто движемся вдоль тропы от одной достопримечательности к другой. Часто подобные маршруты оборудованы указателями и различными информационными табличками. В своё время в Советском Союзе подобное обустройство маршрутов носило хоть и не массовый характер, но считалось в порядке вещей. Остатки туристических мостов через реки, указатели и даже километровые столбы эпохи Советов возможно встретить вплоть до Забайкалья где угодно. Впрочем, на сегодняшний день вновь наблюдается тенденция к обустройству популярных маршрутов в горах.

Второй тип – схемы прохождения сложных участков, например, ледников или каких-либо особо хитрых перевалов. Такие схемы служат вспомогательным материалом к основному картографическому, и их наличие на маршруте способно существенно сэкономить время и нервы, а в отдельных случаях и предотвратить самовыпиливание.

Спутниковые снимки и фотографии препятствий

Спутниковые снимки исключительно удобны при индустриальном туризме, особенно на тех объектах, о которых карты Генштаба и ГГЦ как-то скромно умалчивают.

Обычно это военные или иные стратегические объекты и они давно заброшены. Ну, или не совсем заброшены. В любом случае, спутниковые снимки способны дать массу интересной информации к размышлению. Жаль, по ним невозможно разглядеть сторожа с собакой.

К сожалению, не все малые горы, затерянные в Необъятной, реально рассмотреть. Зато в популярных районах снимки как минимум полезны для отрисовки и правки собственных карт.

В незнакомый или не совсем простой район иногда имеет смысл брать фотографии перевалов или долин, чтобы качественнее пораскинуть мозгами на месте. Они дают представление, как лучше взобраться на ту или иную седловину, либо выбрать среди многочисленных игл и жандармов именно свою, родную, так сказать, узость.

Подобные фотографии действительно помогают - при наличии видимости, погоды, подходящего времени года и удачного ракурса. В ином случае фото соотносится с местностью примерно также, как фотография в паспорте с собственной физиономией.

Работа с картой до похода

Лучшая карта - та, которую мы готовим сами, ибо не все предлагаемые решения подходят нам в наибольшей степени.

Я поступаю следующим образом:

  • Распечатываю самые удобные для меня карты из существующих, например тот же самый Генштаб.
  • Наношу на них хорошей ручкой все перевалы рядом со своей примерной ниткой, нумерую их, а на полях пишу под номерами названия и сложность. При этом ориентируюсь на сложность и расположение перевалов из разных источников, проставляя категорийность по максимальной встречаемой. Если один и тот же перевал указан на разных седловинах, то указываю оба под знаком вопроса.
  • Если нужно, аналогично проставляю вершины и их сложность.
  • Соотнося карту с другими, а также со спутниковыми снимками, рисую дороги и тропы, не указанные на моей карте.
  • Наношу все известные по любым источникам броды и зимовья, летники, какие-то особенные стоянки и тому подобное. Если необходимо, делаю о них примечания на полях. Любые сомнительные по достоверности объекты всегда помечаю знаком вопроса.
  • Начинаю планирование маршрута.

Со стороны такая самостоятельно составленная карта выглядит несуразно и, безусловно, не так красива, как типографская. Зато во время работы с ней в голове складывается необходимая ментальная карта местности, запоминаются все основные ориентиры, долины основных рек и перевалы. И она, являясь квинтэссенцией всех доступных источников, является для составляющего самой подробной.

GPS-навигатор и работа с ним

Что касается GPS-приборов, то я не рассматриваю навигатор на маршруте, как единственное приспособление для ориентирования - предпочитая позиционировать его как вспомогательный прибор к картографическому материалу, а не наоборот, как делают многие туристы.

Жёсткая привязанность к прибору, как к источнику ориентирования, не провоцирует у туриста формирования собственных ментальных карт местности путешествия. Для простых районов сие не приносит неудобств, но в сложных районах при потере прибора или выходе его из строя легко попасть впросак.

Тут показателен случай, как несколько лет назад группа молодых охотников-эскимосов погибла по причине поломки навигатора - заблудились и замёрзли. Системы счисления пути, которыми пользовались их предки, они утратили и заменили ненадёжным прибором.

Навигатор чрезвычайно хорош для позиционирования и краткосрочных расчётов времени и пути, но чертовски неудобен в планировании. Потому и служит лишь придатком к имеющимся картам, а не наоборот.

Предварительная работа с навигатором заключается в поиске или создании карты района в подходящем для него формате. В случае неоднозначного ориентирования, имеет смысл заранее вбить в него точки - например, где следует искать нужный отворот тропы, зимник, стойбище, приток и тому подобное. Точки возможно найти в описаниях, снять с карты Генштаба или через спутниковые карты.

В походе я отмечаю путевыми точками лишь базовый лагерь при радиальных выходах и оставленный рюкзак при выполнении разведки - всегда дублируя их снятым через компас азимутом. Также ставлю точки во время пути, если встречаю нечто интересное - в основном для дальнейшего переноса на карту.

Во время восхождений однозначно имеет смысл писать трек, дабы в случае непогоды смочь вернуться обратно. Последнее время я пришёл так же к выводу, что писать трек полезно в принципе. Озарение настигло меня во время сильного бурана, когда я сбился с натоптанного следа и едва не погиб в несчастных трёхстах метрах от укрытия, к которому пытался вернуться с перевала из-за непогоды.

Основные элементы рельефа

Иметь промеж ушей понятие об элементах рельефа крайне важно. Описания маршрутов в горах пестрят специфичной терминологией больше, нежели речь механика трактора "Беларусь" матами.

Ниже я привожу основные определения.

Хребет - крупное вытянутое поднятие рельефа с чётко выраженными склонами. Стык двух или нескольких хребтов называют узлом. В свою очередь, совокупность хребтов формирует горную систему.
Отрог - боковые ответвления от горного хребта, представляющие собой тупиковые маленькие, по отношению к материнскому, хребты.
Вершина - несмотря на кажущуюся однозначность понятия, возможны варианты. Вершиной называется отдельная гора в системе, типа Эльбруса на Кавказе; а ещё вершиной или горой называют наивысшую точку на хребте или плато. На хребте может различаться несколько таких вершин, разделённых между собой седловинами, перевалами и иными формами рельефа. Вершины разделяются по категориям сложности восхождения – некатегорийные, 1Б, 2А, 2Б, 3А, 3Б, 4А, 4Б, 5А, 5Б, 6А, 6Б. Отдельные альпинисты, правда, настаивают на внедрении сложностей 7А и 7Б - ибо не уверены в способностях действующей системы отобразить их подвиги в достаточной для самомнения мере.
Пик - остроконечная вершина.
Жандарм - промежуточная вершина или крупная скала на гребне или хребте.
Ребро - ответвление от хребта или отрога, быстро понижающееся в сторону долины.
Контрфорс - неявно выраженное ребро.
Игла - высокая скала, очень остроконечная.
Седловина - понижение в горном хребте или гряде, не обязательно являющееся перевалом.
Кулуар - путь сброса воды, обломочного материала, льда и снега с горы, хребта или гряды.
Склон - в горах склоном обычно называют повышающуюся часть долины, от водостока – ручья, реки – до хребта.
Перевал - понижения в хребте, через которые хребет возможно пересечь и уйти в другую долину, с применением специального снаряжения или без него, в зависимости от сложности. Категории сложности – некатегорийный, 1А, 1Б, 2А, 2Б, 3А и 3Б. Могут носить обозначение сложности по-другому: 1Б-2А. Сие означает, что сложность способна меняться в зависимости от года и астрологического прогноза. Обозначение 2А*, со звёздочкой, намекает, что сложность перевала возрастает на одну подкатегорию, до 2Б, из-за метеоусловий – лёд, снег и прочее. Формирование ландшафта происходит в горах постоянно, но человек пытается составить категорийность навсегда. В итоге перевал, внесённый в реестр как 1Б сорок лет назад, сегодня может соответствовать уже 2А, или наоборот. Подобное случается нечасто, но всё же случается.
Бараний лоб- скала, выступающая на поверхность долины. Со стороны верховьев гладкий, со стороны низовьев обрывистый и крутой.
Ригель - скалистый выступ в долине, направленный поперёк неё. Так же, как и бараньи лбы, образуется движущимся ледником.
Долина - понижение между хребтами, образующее постоянный водосток. Горы – система долин, в которых одна долина открывается в другую и т.д. Долина ручья всегда переходит в долину реки.
Висячая долина - долина-приток, обрывающаяся в троговую долину. Имеет большой перепад высот, 100-500 метров, и на выходе из неё водосток выходит под крутым углом.
Трог - долина с глубоким дном, ещё во времена мамонтов выпаханном движущимся ледником. Её склоны имеют вогнутую форму.
Морена - обломочный скальный материал, переносимый ледником. Самих ледников часто уже и в помине нет, но нанесённые ими морены остались. Они могут быть как молодыми, так и древними - заросшими лесом и покрытые болотами.
Ледник - масса льда, лежащая много лет в горах. Может покоиться в долинах, карах, на склонах, на вершинах и вообще много где, в зависимости от гор. Имеет свойство таять летом, питая ручьи и реки, а также двигаться всей массой вниз, с скоростью от сантиметра до нескольких метров в сутки.
Кар - ледовая или снежно-фирно-ледовая котловина, цирк, замыкающая ледниковую долину в её самой верхней части.
Снежник - многолетний снег. Новички часто путают его с ледником. Если снежник накопил большую массу, то имеет в дальнейшем крохотный шанс дорасти до статуса ледника. Впрочем, в наше время сие маловероятно.
Осыпь - скопление обломочного материала различных размеров на склонах.
Плато - плоская возвышенная равнина в горах.

-IUJ8XEAjKE mkYLQQSm5lM PtJz0C6rhnc tSRA34nS4T8 V8-3RvgflHs YLJ_cZoP8Tg FZwrzhN_W1U Fl1bXnUamjA Eed5l1zC9TM bwrusZuzVyI

Анализ пройденного пути и планирование предстоящего дня

С ростом опыта я прекратил практику ламинирования маршрутных карт - иначе не получается наносить на них увиденное за ходовой день.

До этого счастливого момента я всё интересное заносил в навигатор и не задумывался о смысле бытия. Потом друг случайно  перепрошил мой прибор и я понял, что жил зря.

То есть точки в навигаторе - это безусловно хорошо, но только когда они есть. Устанавливая точку, мы не запоминаем её позиции относительно прочих ориентиров и в случае сбоя попросту не помним, где её искать. Отмечая точку на карте, с большей долей вероятности я поставлю её и на другой, даже спустя пару лет.

Поэтому в конце каждого дня я наношу на карту всё интересное, что встретил по пути. Часто и делаю пометки прямо на карте - например, "нельзя пройти зимой - идти здесь", "лавиноопасно", "камнеопасно", выставляю тут же сложность неизвестных мне ранее перевалов и тому подобное. Особенно подобные записи ценны тогда, когда путешественник периодически ходит в одном и том же регионе.

С вечера всегда следует по карте просматривать день следующий. Предстоящий ходовой день подробно разбирается, запоминаются основные ориентиры на пути, согласно пройденному ранее корректируются планы по поиску проходов через препятствия. Если ранее с перевалов или вершин выполнялись технические фотографии, то самое время просмотреть их и соотнести с местностью, чтобы не только запомнить рельеф, но и проложить через него более оптимальную нитку.

Следующая часть

Leave a Reply