Тренировка аварийной ночёвки на скалах при восхождении

Тренировка аварийной ночёвки на скалах при восхождении

За стенами избушки вьёт снежные мелодии февральский ветер, и, пока погода позволяет, нужно бежать на скальник и отрабатывать аварийную ночёвку при восхождении. На улице минус 26 с ветром и влажностью 80 процентов, уже стемнело, а значит, самое оно - брать верёвку и лезть куда не надо.

Как я всегда говорю, если не ходишь и не тренируешься, то пора садиться писать мемуары. Я же пытаюсь писать практические статьи и каким бы старым и ленивым леопардом себя не чувствовал, но лезть надо. В зимние походы я хожу регулярно и устраивать тренировки необходимо.

Моделирование холодной ночёвки я взял именно из альпинизма, исходя из следующих причин: жестокость условий зимнего восхождения и вероятность аварии на пути; несложный перенос на любые зимние условия, хоть целиком, хоть частично. Альпинистский опыт у меня относительно небольшой, в плане сложности восхождений, но, пока я не стал летающим леопом при ледолазании на Кодаре, на вершины ходил с энтузиазмом, который стеснительно засунул сейчас в кладовку. Но, иногда же надо доставать его оттуда и отряхивать пыль?

Целью моделирования не стояла успешная ночёвка на скале. Добиться этого путём тщательного подбора снаряжения и подготовки несложно. Важно другое – как ошибки в комплектовании снаряжения, мелочи, вроде бы, несущественные, приведут к необратимым последствиям. Описать сам процесс того, почему, казалось бы, хорошо снаряженный альпинист замерзает или необратимо теряет здоровье.

Все просчёты взяты из опыта альплагерей. Да, в том числе и из моих походов, где я на маршруте обнаруживал, что кое-что забыл дома. К сожалению, безаварийный опыт растлевает, заставляет терять бдительность. Именно поэтому я периодически ставлю эксперименты, чтобы нащупать рамки границ, в которых нахожусь в действительности, а не витая в облаках по поводу своей профпригодности. Только такое осознание позволяет провести анализ сложившейся системы в подготовке походника, разглядеть пробелы в навыках использования снаряжением, различными приёмами и прочими составляющими, а потом перейти на новый уровень. Только так и никак иначе.

Итак, имеем замученного восходителя, который, при планируемом однодневном восхождении в альпийском стиле в силу каких-то причин, которых в горах хватает, остался один, сбился с пути, вышел на скальные выбросы, да и застрял на них в темноте.

Теперь о том, как я моделировал условия. Замученность – пятница, пять дней трудовой недели. Работа у меня тяжёлая, состояние полной усталости обеспечено. Обед был ограничен, как и водопотребление, чтобы понизить запасы энергии. На маршрут я вышел голодным.

Сам я имею довольно изящное телосложение, а, значит, имею повышенную мерзлявость. При росте 174 см я вешу около 63 кг и имею если и не экстремально низкий процент содержания жировой ткани, то на грани нижнего предела. Относительно компенсируется эта самая мерзлявость только опытом и тренированностью.

Одежда для восхождения. Я уже писал о термобелье, там я указывал на физические и биохимические процессы, связанные с терморегуляцией и взаимосвязи всего этого с эффективностью термобелья. Речь шла о двух слоях термобелья, разных по назначению, а также указывались последствия использования только одного из слоёв. Так как многие туристы и альпинисты использую только один слой термобелья, то я для моделирования взял тоже один слой – утепляющий, термобельё второго слоя. В моём случае это изотермик из Polartec Power Stretch, от компании Сплав. Перед выходом на скалу я хорошо потрудился с рюкзаком и, как и ожидалось, изотермик напитался потом и стал уже не столько согревать тело, сколько охлаждать его. Это очень важно – даже если потом отогреть торс, как вышло в моём случае, за промежуток между охлаждением-согреванием окружающая среда вытягивает из нас тепло и, значит, нашу энергию.

Поверх изотермика я надел свободный свитер из Polartec, потом костюм из Soft Shell. Сверху лёгкая куртка с утеплителем Primaloft. На голове шапочка-ушанка из Polartec, лёгкий тёплый шлем с утеплителем Primaloft, каска и оба капюшона от курток. Важно – оба капюшона надеваются поверх каски.

На передних лапах я использовал тёплые напульсники из Polartec High Loft, перчатки из Soft Shell от Red Fox и снежные рукавицы от них же.

На ногах – однослойные ботинки от Asolo. Это тоже вводный элемент. Я зимой стараюсь использовать только двухслойную обувь, но многие восходители и почти все новички используют простые кожаные ботинки с отсутствием или минимумом утеплителя. На мой взгляд, такой подход не есть гуд и я его включил в эксперимент. Ещё перед выходом на скальник я походил по сугробам и проморозил ботинки. Будь они хоть с каким утеплителем, но когда они покрываются льдом, то они все равны. Голая физика, ничего личного.

Также на мне была надета страховочная система Corax от Petzl, усы, карабины, жумар, спусковое устройство Reverso – всё от Petzl, кроме карабинов.

В рюкзаке также лежала маска из Polartec Power Stretch, тёплые штаны с утеплителем Primaloft и суровый пуховик. Рюкзак – в нём сумка с верёвкой, термос, шоколад, сумка с фотоаппаратом, запасные носки и прочая походная мелочь. И я решил не брать с собой фонарик.

Вот это важно. Однажды в одном из альплагерей, мы спускались с вершины уже далеко за полночь, а потом нам ещё предстоял путь в лагерь. Из шести членов группы фонарик был только у двоих, у руководителя и у меня. Также в одном из своих походов я обнаружил как-то, что фонарик включился в рюкзаке сам и израсходовал весь запас батареек. В другом походе оказалось, что я просто взял фонарь без батареек. В третьем я вообще сломал фонарь. Последних три похода были зимними, кстати. С фонарями всегда целая проблема – потому что мы редко уделяем им должное внимание. Часто покупаем и ненадёжное барахло, способное работать только в идеальных условиях палатки. Вы готовы поспорить, что ваш фонарик выживет при любых условиях эксплуатации? Я вот честно говорю, что мой налобный фонарь – нет. Поэтому я решил посмотреть, что будет, если застрять ночью зимой на скале без света.

Итак, холодный, промёрзший, уже надевший намордник, я ползу по скале. Удобного места для ночёвки нет. Надо найти полку и пересидеть до светла. Проклятые очки обмерзают, и я постоянно протираю их, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть вокруг. Лапы сильно мёрзнут. Ага, вот вижу внизу слева небольшую полку, а вот здесь есть уступ, за который можно привязать верёвку и добраться до места потенциальной ночёвки. Итак, готовы ли вы в рукавицах, на ощупь, при температуре почти в минус тридцать с бодрящим ветерком, завязать узел, который будет держать верёвку, на которой вы сейчас будете спускаться? При этом нужно торопиться, так как ноги уже не чувствуются. Я вяжу встречную восьмёрку. Подозрительно быстро завязал как-то… В принципе, с узлами у меня всё довольно неплохо, но… завяжу-ка я контрольный узелок. Так, спусковое устройство тоже встёгиваем на ощупь. Тут всё просто. Поехали вниз. А вот и полочка. Крохотная, примерно 40 на 40 сантиметров. Другой нет. Ещё и наклонная. Но, другую искать сил уже нет, да и всё уже вокруг осмотрено. Надо закрепляться здесь.

Все помнят, как блокируется ваше спусковое устройство? А на ощупь, в темноте? Я блокируюсь, снимаю рюкзак, пристёгиваю его к себе усом, достаю фотоаппарат, фотографирую. Убираю обратно, застёгиваю сумку и, в это время, пластиковый фастекс лопается от мороза и сумка улетает вниз. Там фотоаппарат и сотовый телефон. Придётся искать утром.

Теперь надо утеплиться. Проклиная производителя снаряги, я достаю пуховик и рукавами привязываю его к верёвке. Потом штаны. Так, теперь надо надеть на себя эти штаны. Для этого нужно снять мокрые ботинки. А их в любом случае снимать. Если не снять, через четверть часа можно будет пальцы на лапах отрезать. Я снимаю ботинки, привязываю их к прусику, а тот, на схватывающий, к верёвке. Начинаю надевать тёплые штаны. Не получается. Ага, верёвка между ног проходит. Снова снимаю, убираю верёвку, снова надеваю. Замечательно. Теперь снимаю лёгкую ходовую куртку и запихиваю её за камень. Надеваю на себя пуховик. Сажусь на рюкзак. Из-за камня достаю лёгкую куртку и заматываю ею ноги. Сижу.

Ноги всё равно мёрзнут и всё сильнее. Понятно. Убираю куртку, со вздохом снимаю рукавицы, натягиваю их на ступни, снова обматываю их курткой, подтягиваю к себе и сжимаю под курткой руками в перчатках. А шёл бы я в нормальный поход, там бы у меня и арафатка была бы, и вкладыши запасные, я бы ноги свои закутал бы… А может, и ничего не было бы, рюкзак потерял бы, всякое ведь бывает.

Ступни отогреваются, но через некоторое время колени сильно промерзают. Жаль сидушки-подзадника нет. Да, ёлки-палки, много чего нет! Ещё я постоянно сползаю вниз по уступу.

Через два часа мои задние лапы вымораживает полностью. Эксперимент заканчивается закономерно – до утра восходитель доживёт, но будет в нетранспортабельном состоянии. В лучшем случае на стол к хирургу. Читаем статистику смертельных случаев на маршруте и внимательно думаем, почему оно так. Пример – вот он я, вишу на верёвке.

Я не смог снять без фонарика свои ботинки с перил. Из-за этого не смог дюльфернуть вниз до земли. Надел вторые носки, отстегнулся от перил, вылез на верх скальника, спустился с другой стороны и пошёл до хаты в носках. Идти недалеко и это хорошо. Дальше – днём, когда пришёл обратно, ботинки я не смог снять даже при свете дня. Снял вместе с верёвкой, дома отогрел и только тогда их отвязал. Закономерный результат - всё обледенело. Нет хлястиков на ботинках под карабин? Посмотрите, что вышло у меня.

На скале я честно пытался воспользоваться термосом и шоколадом. Вися на полке не получилось. И, если не будет защищённого от ветра пространства, ниши, устойчивой поверхности, то и не получится.

Это была учебная имитация того, что будет, если… От нашего снаряжения, от наших навыков, зависит в горах наша жизнь и жизнь товарищей. Любая мелочь может легко поставить нас на грань жизни и смерти. Здесь, в реальной ситуации, мои, казалось бы, достаточно высокие навыки, при таком наборе снаряжения меня не спасли бы. Пережить ночь мало, нужно ещё спуститься, иметь запас на непогоду, сохранить здоровье. Многие идут в этом вопросе на авось, в том числе и многие опытные туристы и альпинисты.

Рассмотрим теперь подробно ошибки, смоделированные в эксперименте.

Одним из самых важнейших просчётов в снаряжении я считаю отсутствие фонаря. При его наличии могло бы не образоваться той бифуркационной точки, в которой восходитель сбился с пути. Любая нештатная ситуация представляет собой цепь из связанных между собой звеньев. Каждое звено цепляется за предыдущее, исходя из абсолютной совокупности всех факторов окружающей среды, действий человека или группы людей, снаряжения, умения с ним обращаться, а также биохимических и психологических процессов туриста.

Как устроено зрение человека? Если вкратце, то в наших глазах есть два типа фоторецепторов – палочки и колбочки. Преобладающее количество фоторецепторов приходится на колбочки. Их возбуждение происходит при определённой, относительно высокой интенсивности света и эти фоторецепторы исключаются из работы в темноте. В ночное время, когда поток фотонов недостаточен для нормальной работы колбочек, зрение обеспечивают только палочки. Это не значит, что мы можем видеть в полной темноте – чем ниже интенсивность света, от ночного неба, например, тем хуже мы видим. Плюс, так как количество палочек в глазах относительно невелико, то мы имеем низкую разрешающую способность зрения. При свете луны можно видеть очертания больших предметов, движение объектов. Для выполнения мелких операций, для ориентации в большом пространстве, для поиска малозаметных троп остроты зрения в этом случае недостаточно, даже при большой интенсивности лунного света, не говоря уже об облачном небе. Также в темноте происходит потеря цветного зрения, а из-за малой разрешающей способности глаза теряется способность оценки расстояния до объектов, восприятие их форм. Возникает высокая вероятность оптических иллюзий.

Фонарь – необходимейшая часть снаряжения восходителя или туриста. Ночью он мог бы помочь не сбиться с пути. Конкретно в нашем случае, с помощью фонарика можно было бы попытаться найти более удачное место для ночёвки, которое многое могло бы решить. Возможно, это была бы не наклонная скальная полка, а относительно удобная ниша. Поиск удобного места происходил бы быстрее, что позволило бы меньше замёрзнуть. Вязка узлов, поиск нужного снаряжения в рюкзаке, возможность просто не потерять вещи, обозначить себя для спасателей, в конце концов. Фонарь в походе по своей цене нередко может сравняться с жизнью.

Хуже отсутствия фонаря может быть только наличие плохого фонаря. Лежит такой в рюкзаке, на всякий случай. Потом, когда он нужен, это изделие или совсем не работает, или работает недолго. Наш фонарь должен работать всегда, когда это нужно нам, не включаться самостоятельно, не саморазбираться в кармане, всегда быть тёплым и ещё иметь запасной комплект батареек в тёплом же кармане. Хороший фонарь – принадлежность не только спелеологов. И любая тренировка аварийной ночёвки это легко доказывает. Чем жёстче условия, тем больше нужен в походе хороший фонарик. Про выбор фонаря читать здесь.

О термобелье я уже писал. Отсутствие первого слоя и интенсивная нагрузка перед попыткой холодной ночёвки быстро выморозили меня. Общее замерзание на ветру из-за этого отсутствующего слоя также произошло раньше из-за потерь тепла через конвекцию.

При таких низких температурах дополнительное утепление ног через тонкие штаны из Primaloft, что были на мне – не панацея. Скорее всего, если бы была возможность вытянуть ноги и если бы не было ветра, то всё было бы хорошо, но… Я думаю, что можно подвести итог в этом вопросе – при возможных подобных неприятностях лучше иметь при себе более серьёзные штаны, либо пуховые, либо из того же Primaloft, но уже более тёплые и толстые. Самосбросы не обязательны, на мой взгляд, так как надёжность их ниже, молния часто зимой заедает, забившись снегом, а ботинки всё равно снимать придётся.

Крайне желательно, чтобы боты для подобных температур были двухслойными, что позволит подобрать место для ночлега с ещё живыми задними лапами. Когда снимаем ботинки, лапы остаются во вкладышах. Если с собой есть ещё пуховые чуни и сидушка, на которую можно поставить свои лапы (сами сидим на рюкзаке), то вообще всё прекрасно становится. Многие модели современных ботинок имеют систему фиксации на ноге, отличную от традиционной шнуровки и это может облегчить дело, когда ботинок покрыт снегом и обледенены.

Примером ночёвки мне в первую очередь хочется показать следующую вещь: опыт далеко не всегда помогает выжить, даже, при, казалось бы, хорошем и технологичном снаряжении. Ушёл в поход и не вернулся, опытный турист, отлично снаряжённый, имеющий в копилке за душой много «скользких» ситуаций. Что ж, и на старуху бывает проруха, скажут многие. Нет, просто, однажды, не хватило продуманных дома мелочей, а снаряжение, что было в торопливо собранном перед походом рюкзаке, не смогло помочь спасти жизнь своему хозяину, несмотря на весь его опыт и тренированность. Печально.

И всё же, если использовать чуть более тёплое снаряжение, взять с собой фонарик и лёгкий коврик, найти полку побольше, насколько безопаснее и комфортнее станет холодная ночёвка?

К моменту второго эксперимента я сместился в другую местность, где не было скал, поэтому в качестве площадки я выбрал металлический, немного наклонный, козырёк крыши. Он с наветренной стороны, на нём мало снега и у него очень большая способность поглощать тепло того, кто на него вздумал сесть или прилечь. В темноте, я взял рюкзак со снаряжением и полез «бедствовать». Температура воздуха минус 31, влажность около 70%, ветер 3 м/с, с порывами до 5-6. На сайте местной метеостанции в пометке «ощущается как» стоит минус 38. Итак, лезем.

Из того снега, что есть в наличии, я сразу сделал стенку от ветра. Снежной лопатой. Я зимой уже давно не хожу без снежной лопаты и снежной пилы. Пила здесь не пригодилась, зато лопата в самый раз. К сожалению, высота стенки получилась не более 30 см – слишком мало снега. До «скалы» я вычищать снег при этом не стал, чтобы потери тепла вниз были меньше. Снег в таких случаях, как стратегический ресурс – тут нужно тщательно рассчитать, сколько и куда.

Налобный фонарь сел быстро. Просто замёрз, Я взял налобник фирмы «Яркий луч», как пример дешёвого и доступного фонаря, аналог которого болтается в кармане у большинства. Заменять же замёрзший комплект батареек на более тёплый я не стал даже пытаться, так как на этой модели в условиях холода это сделать невозможно, скорей корпус фонаря сломается. Так что лежанку я доделывал при относительной темноте. Мало того, замёрзший фонарик я положил на снег, а потом благополучно его потерял. Благополучно, потому что впоследствии нашёл. Для зимы нужен налобник с выносным блоком батарей, который можно прятать в тепло – блок на затылке тоже подойдёт, его будет прикрывать капюшон пуховика.

Под лежанку я традиционно ношу с собой кусок полиэтилена. По длине он примерно 2 метра, по ширине полметра. Довольно тонкий. Я его обычно кладу на снег, чтобы остальная часть спального комплекта не примерзала ночью.

Привычка носить с собой зимой кусок полиэтилена восходит к временам пятнадцатилетней давности, когда мы ходили ещё со снаряжением из другой эпохи. Это как-то вошло даже не то, чтобы именно в привычку, а впиталось в организм вместе с остатками той самой манной каши, большую часть которой я в своём первом лыжном походе пролил случайно внутрь меховых рукавиц. Я удивляюсь, как я ещё на работу без полиэтилена всё это время ходил. Сегодня, глядя на своё снаряжение, я пытаюсь ответить на вопрос, зачем его с собой ношу. Взвесил – оказалось 150 грамм. Взвесил тонкий летний коврик 3 мм таких же габаритов. Оказалось 200 грамм. От коврика толку куда больше.

Итак, полиэтилен я положил под низ. На него сверху короткий самонадувастик от Сплава, Surfing Mini 2,5. Он занимает мало места, а весит 450 грамм (в моём чехле). На таком морозе он категорически отказался даже хоть как-то наполняться воздухом, так что я его по максимуму надул ртом и положил сверху на полиэтилен.

Моя одежда: термобельё первого и второго слоёв, пуловер, Soft Shell, лёгкая куртка на Primaloft и суровый пуховик. На голове шапочка из Polartec, лёгкий тёплый шлем на Primaloft и капюшоны. На передних лапах тёплые напульсники, тонкие перчатки и снежные рукавицы. Штаны – два слоя термобелья, Soft Shell, лёгкие штаны на Primaloft и ветрозащита. Ноги я во вкладышах от ботинок сунул в тёплые бахилы.

Улёгся, на ноги натянул рюкзак. Поворочался, находя наиболее тёплую позу. Самой тёплой, как ни странно, оказалась достаточно своеобразная – полусидя, подложив под спину и ягодицы руки. Любое сворачивание калачиком и даже любую изогнутость тут же выдувало ветром. Хорошо бы подошла поза «солдатиком», но… самонадувастик был не в состоянии предотвратить потери тепла вниз – слишком тонкий для зимы.

После того, как нашёл подходящее положение, уснул. Снилось, что мой друг пытает кого-то дремелем. Проснулся от холода. Поворочался, подремал, полноценно уже не уснул – ветрозащитная стенка оказалась неэффективной и всё тепло выдувало. Оставшуюся часть ночи досыпал в тепле дома.

Последствия – застудил поясницу и зубы. Отогревался потом в бане.

Вывод: по сравнению с предыдущей аварийной ночёвкой, эта ночёвка даже вполне вышла комфортная. Мало того, что можно спать/дремать, так ещё и потом ничего ампутировать не придётся (в смысле, пальцы). Из минусов – если на следующий день хорошо не прогреться, то проблемы с почками обеспечены на всю оставшуюся жизнь.

Почему так? Что нужно для ещё более безопасной ночёвки в таких условиях? Другими словами, чего у меня не было?

  1. Если брать с собой коврик, то лучше брать более тёплый.
  2. Почти вся серьёзная тёплая одежда для зимнего и высотного альпинизма представляет собой тёплый полукомбез. Такая мысль далеко не случайна и это обеспечивает хорошую защиту поясницы.
  3. Ветрозащита, которую я надел, не подходит для подобных целей никак. Я пользовался нижней частью от влагозащитных костюмов, которые накаляются от мороза и не дышат, из-за чего утепление под ними пропитывается влагой. Вариантов решения много - от тёплого полукомбеза до нормального Soft Shell и термухи под ним плюс "аварийные" тёплые штаны.
  4. Я не пользовался намордником, а с ним было бы легче. Тут дело в психологии, сначала он не нужен был, а потом было лень лезть за ним в рюкзак и надевать.

Теперь вопрос – зачем оно всё надо? Смысл ночёвки в одежде? Давайте посмотрим с другой стороны: на восхождение или зимний радиальный выход с базового лагеря мы не берём с собой ничего для бивака. Палатки остаются далеко позади. Брать с собой спальный мешок? Он ничего не стоит без полноценного комплекта ковриков. В итоге можно набрать с собой такой вес, что куда-то идти будет уже некомфортно, учитывая, что зачастую приходится нести с собой и альпинистское снаряжение. Одежда же ходовая есть, утепление всегда берётся на случай непогоды, которая в горах может налететь неожиданно. Вот отработка аварийной ночёвки и позволяет подобрать именно подходящую одежду, чтобы и так, и этак. Дополнительные мелочи, если их выбирать именно по необходимости, тоже могут выручить – те же тёплые бахилы, например.

Конечно, если аварийная ситуация случается, то обычно это случается при некотором дефиците снаряжения или его отсутствии. После отработки аварийных ночёвок мы знаем, что ожидать, каких последствий и как именно будет происходить процесс замерзания. Понимание даёт нам почву для поиска эффективных решений. Другими словами, знание даёт нам шанс выжить там, куда нас занесут наши лапы.

Дополнительные ссылки по теме:

Подготовка к холоду в походах