Лагерь № 4 и объект «А» (добыча угля)

Лагерь №4 и объект "А" (добыча угля), БорЛАГ, хребет Кодар
Кусок угля из долины р. Шаньга

Оглавление

Предыдущая глава: "Лагеря №2 (склад и грузовая площадка) №3 (электростанция).

Уголь для нужд Ермаковского рудоуправления добывался в висячей долине ручья Шаньга, одного из притоков реки Средний Сакукан. На некоторых картах ручей обозначен как Шаньго.

Выход угольного пласта на поверхность хребта расположен на относительной высоте 1800 метров - на 700 метров выше дороги, проходившей вдоль Сакукана. Вместе с тем, он находился сравнительно близко от дороги по расстоянию, что превращало его в весьма удачное "приобретение". Выход угля, пригодный для открытой добычи, отлично вписывался в схему работы инфраструктуры рудника.

Предположение, будто уголь добывался для электростанции, не подтвердилось исследованиями. Как мы уже рассмотрели в предыдущей главе, схема электроснабжения инфраструктуры была гибридной - на основе малой гидроэлектростанции бесплотинного типа и дизельной электростанции для работы в зимний период. Постройка же паровой турбинной электростанции в горах на момент конца сороковых годов являлась слишком трудоёмкой задачей.

В основном уголь требовался для работы обогатительной фабрики, в частности - подогрева воды для процесса обогащения. Руда в холодное время поступала промороженная и возникала необходимость поддерживать температуру воды на определённом уровне, чтобы порода не смерзалась. Для этих целей на территории обогатительной фабрики была построена котельная, которую и топили углём

Кроме этого, уголь использовался как дополнительное топливо для мастерских на территории рудника. При сильных морозах (до -50 градусов) топка одними лишь дровами при условии тонких, ни чем не утеплённых, стен, не давала эффекта.

Лагерь по добыче угля силами заключённых оборудовали между устьями ручьёв Экса и Шаньга, на левом берегу Среднего Сакукана.

В отличие от других лагерей Ермаковского рудоуправления, где использовался принудительный труд, территория заключённых в Лагере №4 имела одинарное ограждение колючей проволокой, без охранных вышек по углам.

Подобная схема может свидетельствовать о послаблении режима для определённых групп заключённых, либо и вовсе использовании труда спецпереселенцев. В свою очередь, отдельные утверждения в Сети о том, что в системе БорЛАГ заключённые трудились на привилегированных условиях снабжения и работы, возможно в какой-то мере как раз и происходит из условий содержания заключённых в Лагере №4.

Вероятно также, что некоторые воспоминания очевидцев, касающиеся работы рудника и условий работы в нём заключённых, относятся в действительности не к руднику в ущелье Мраморном, а к связке "Лагерь № 4 - добыча угля". Оба месторождения, и урана, и угля, находились на большой высоте, в отрогах хребта. К ним приходилось высоко подниматься, они требовали усилий как в разведке, так и в добыче. При этом они относительно друг друга располагались сравнительно близко по расстоянию. И если уран добывали при помощи пневмоинструмента, то уголь в большей мере вручную, откалывая его кирками. Совершенно неудивительно, если бы в условиях высокой секретности, а также атмосферы слухов и домыслов, часть вольнонаёмных и заключённых путала бы одно с другим.

Развалины барака в лагере заключённых

Жилищами заключённых в лагере служили деревянные бараки. Примерное количество заключённых составляло 75...100 человек.

Стоит отметить, что в любых лагерях, хоть на территории заключённых, хоть на территории вольнонаёмных, первоначальным жилищем являлись утеплённые палатки. То есть, любой лагерь или посёлок начинался именно с них. Лишь с течением времени они заменялись более основательными деревянными строениями.

Поиски удобного для разработки угольного месторождения начались летом 1949-го года, одновременно с рабочим запуском всех элементов инфраструктуры в долине реки Средний Сакукан. В отсутствие угля пришлось бы топить исключительно дровами, но запас древесины в здешних долинах хребта Кодар довольно скромен. На обогатительной фабрике в посёлке Сюльбан котлы с водой грели именно древесным топливом, но тамошние долины широкие и лесистые. Уголь там не нашли, и выборка леса носила достаточно масштабный характер.

Выходящий  на поверхность пласт угля обнаружили в долине ручья Шаньга. Его устье находится немногим выше по течению устья ручья Экса, по левому берегу Среднего Сакукана. Между устьями ручьёв Экса и Шаньга как раз и находился лагерь для заключённых, задачей которого являлась добыча и транспортировка угля вниз, к электростанции.

Угольный пласт, фото с противоположного борта долины.

С месторождением и разработкой угля связана гибель геолога Н. И. Азаровой. Её могила теперь известна как достопримечательность среди посетителей рудника и расположена у самого начала серпантина в ущелье Мраморное.

Описание её гибели приводится в материалах А. Е. Снегура. Согласно письму, которое написал Снегуру один из её бывших коллег-геологов Игнатий Фёдорович Гладких, Нина Азарова погибла в августе 1949-го года при спуске с угольного пласта, сорвавшись в плохую погоду со скалы.

В своём письме И. Ф. Гладких не указывает месторасположения угольного пласта. Снегур в своих материалах также нигде не упоминает, где именно и как добывали уголь для нужд Ермаковского рудоуправления.

Цитата из письма И. Ф. Гладких (по Снегуру):

"...Надо было сначала от палатки пройти по гребню водораздела  метров пятьсот на север, миновать скальный обрыв высотой около двадцати метров, потом спуститься с этого обрыва в освоенное место, на небольшую площадку, и уже с неё начать спуск по ранее проложенному маршруту."

Нина Азарова, пытаясь спуститься вниз быстрее, попыталась спуститься более крутой тропой напрямую, но не удержалась на скользком склоне и сорвалась.

Описание И. Ф. Гладких очень хорошо подходит к угольному пласту в долине ручья Шаньга, и, вместе с тем, не подходит к отрогам хребта в правой части долины реки Средний Сакукан.

Исходя из единственного разрабатываемого угольного месторождения и подходящего к нему описания в обстоятельствах смерти Нины Азаровой, возможно утверждать, что геолог погибла именно в долине ручья Шаньга.

Почему тогда её похоронили именно у моста, в самом начале серпантина в ущелье Мраморное?

В 1949 году месторождение Мраморное считалось очень перспективным, к тому же в долинах неподалёку также разведывали рудопроявления урана - то есть имелись все основания считать урановое освоение района делом длительного времени. В духе советского времени было создавать культ из людей, погибших в сложных условиях при выполнении работы. Таким образом, могила Нины Азаровой ("погибшей при исполнении служебного долга") и расположенная рядом с ней могила ефрейтора Петлеванного ("погибшего на боевом посту от злодейской руки") являлись, в том числе, неким пропагандистским заделом.

В этом отношении место захоронения выглядит логичным - подальше от потенциальной промышленной зоны, в которую превращался левый берег Сакукана вдоль дороги, и поближе к руднику.

(Прим. - подробнее тему могил и кладбищ мы рассмотрим в одной из последующих глав)

Ручей Шаньга представляет собой висячую долину с очень сложным рельефом склона. Вода в русле из крутого узкого ложа падает вниз двадцатиметровым водопадом, далее уходя в глубокий каньон. Контрфорсы отрогов также очень крутые и вплотную подходят к руслу ручья на входе к выпологу висячей долины.

Такое строение, вкупе  с перепадом высоты от лагеря № 4 до разработок в 700 метров, сделало нерентабельной постройку дороги к угольному пласту. Скорее всего добыча угля в долине Шанга рассматривалась как временная мера, и в дальнейшем предполагалось привозить уголь из соседних долин, по мере комплексного освоения региона.

Вопрос о применении вьючного транспорта для перевозки угля вниз, к реке, остаётся открытым. Если исключить вероятность падежа завезённых из Монголии лошадей, то тогда нет объективных причин, по которым бы транспортировка угля осуществлялась бы людьми. Вместе с тем, даже семьдесят человек лагерного контингента могли ежедневно доставлять к обогатительной фабрике не менее 3,5 тонн угля ежедневно (прим. - по 25 кг на человека, по два рейса в день). Учитывая, что летом уголь не требовался, а заготавливать его возможно было круглый год, то общие потребности покрывались бы даже за счёт одних только з/к.

От лагеря № 4 тропа к угольному месторождению начиналась в коридоре из ограждения (колючая проволока на столбах). Ограждение выполнено в один ряд и прослеживается на небольшое, менее ста метров, расстояние. Далее его следов не обнаружено, что может вновь говорить о щадящем режиме работ и невозможности принципиально реализовать столь длинный коридор.

Изба-пятистенка у начала серпантина тропы

Координаты начала тропы от дороги N 56 55'05.0'' E 117 48'09.5''. Серпантин начинается на существенном удалении от русла ручья Шаньга и приближается к нему только после подъема в висячую долину. Далее тропа проходит вдоль русла и сворачивает в сторону скал на координатах N 56 56'11.6'' Е 117 48'06.5''.

Сам угольный пласт выходит из скал левого борта долины ручья Шаньга и имеет хоть и небольшую, но вполне достаточную для нужд обогатительной фабрики мощность. Его толщина составляет 4-5 метров, а протяжённость выхода около 100 метров. Выход угля находится на относительной высоте 1800 метров над уровнем моря, в координатах N 56 56'26.0'' Е 117 48'38.9''. Протяжённость тропы от лагеря до угольного пласта составляет примерно 7 километров.

Промежуточного лагеря заключённых в долине ручья Шаньга не оборудовали. Небольшое количество построек (в долине ручья обнаружены развалины изб) служило для жилья вольнонаёмных специалистов.

Развалины на протяжении тропы, вероятно, представляли собой зимние обогревочные пункты, а также небольшие постройки для охраны. Кроме того, избы охраны были организованы и выше по течению относительно выхода угольного пласта. Возможно, что на пологих полках по правому борту долины имелись оборудованные одно-два «гнезда» для охраны. Их расположение там выглядит логичным, так как они позволяли бы держать под присмотром всю территорию долины от выполога и до верхних изб с охраной. Доступность же полок очень хорошая.

Участок от подошвы скал до непосредственно пласта преодолевался свободно по вырубленному стланику, к правой части месторождения, в обход опасных сбросов и крутых кулуаров. Уголь от выходившего на поверхность пласта долбили вручную кирками и сбрасывали по кулуарам вниз, к подошве скал. Там его подбирали и транспортировали к Среднему Сакукану.

Очень вероятно, что часть работ по выборке угля осуществлялась при помощи небольших зарядов взрывчатки, заложенных в верхнюю часть пласта. Возможно также, что пласт дополнительно искусственно обнажали при помощи взрывов.

Нижняя часть скал, кулуары, а также прилегающий к скалам склон покрыт слоем угольной крошки, а также многочисленными кусками угля. На самой тропе местами также встречаются следы от рассыпавшегося угля.

Угольный пласт в долине ручья Шаньга

Качество угля являлось низким, в том числе из-за многочисленных примесей. Для использования в отоплении он должен был проходить обязательную сортировку. Меньшая часть угля, с минимальным количеством примесей, поступала на рудник; большая часть - в котельную обогатительной фабрики.

Оглавление

Следующая глава: "Лагерь №5 (обогатительная фабрика) и объект "Б" (въезд в долину)"

Используемая литература:

  1. Снегур А. Е. Ключ Мраморный : Хроника Первого Забайкальского Урана. — 3-е изд. — Чита: Экспресс-издательство, 2010. — 272 с.

Leave a Reply