Лагеря №2 (склад и грузовая площадка) и №3 (электростанция)

Долина реки Средний Сакукан

Оглавление

Предыдущая часть: "Дорога и лагеря БорЛАГа вдоль реки Средний Сакукан"

Лагерь № 2: склад и грузовая площадка в устье р. Метельный.

Лагерь напротив устья ручья Метельный оборудовали в качестве промежуточной грузовой площадки. Её задачей являлся транзит грузов и оборудования, которое завозили на месторождение Мраморное. Соответственно, здесь также находился и склад добытой урановой руды.

Образованию лагеря № 2 способствовали следующие факторы:

  • Серпантин в ущелье запустили в эксплуатацию позже основной дороги вдоль реки, и позже начала работы рудника. Таким образом, часть оборудования, предназначенная для нужд Мраморного, хранилась внизу до тех пор, пока не достроили в ущелье дорогу. Завезли же оборудование ещё по льду реки, то есть по зимнику.
  • Серпантин из-за климатических особенностей хребта Кодар не был проезжим круглый год. Поэтому грузы не могли доставляться наверх постоянно, но их возможно было привозить вдоль реки. И, наоборот, серпантин в ущелье мог функционировать тогда, когда не работала основная дорога – например, во время весеннего паводка.
  • Обогатительная фабрика начала работу позднее рудника, и к тому времени силами заключённых уже было добыто определённое количество руды.
  • Рудник поставлял руду неравномерно в количественном отношении, тогда как фабрике требовалась равномерная загрузка без остановок. Таким образом, лагерь выполнял роль накопительной площадки для добытого сырья.

Дорога к лагерю №3 представляла собой отвилок сразу за мостом через Средний Сакукан, по левому берегу. По правому берегу дорога после моста уходила на серпантин к руднику.

Сам лагерь занимал довольно большую площадь, и нес исключительно складскую функцию. Склон в месте лагеря довольно крутой, и его пришлось частично выравнивать. Грузы хранились преимущественно на деревянных площадках, как с навесами, так и без. Площадки выполнялись на деревянных сваях, также компенсировавших уклон. Под верхнюю (северную) дугу дороги в склоне вырезана полка. Движение автомобилей организовано однопутное.

Общая длина лагеря составляет порядка полукилометра, из них на складскую часть приходится половина. Ширина примерно 200 метров.

Жилая часть представлена одним бараком, несколькими небольшими избами и двумя-тремя полуземлянками.

Контингент заключённых в лагере не содержался, но их труд, несомненно, использовался. На два расположенных рядом лагеря - №2 и №3 - место содержания занятых на принудительных работах являлось общим. Оно занимало часть территории лагеря №3.

От подстанции на руднике Мраморного ущелья в лагерь была протянута ЛЭП (360 В). Опоры от неё до сих пор сохранились.

Фундамента от грузоподъемных механизмов на территории склада не обнаружено, что позволяет судить о применении лишь простейших подъемников и широком использовании ручного труда при погрузке-разгрузке.

Функционирование лагеря №2, как промежуточного склада, на протяжении всей деятельности Ермаковского рудоуправления подчеркивает временный характер работы рудника. В условиях попутной добычи, без явного прироста запасов руды, строительство круглогодичных дорог не имело экономического смысла. Серпантин в ущелье, несмотря на трудоемкость постройки силами заключенных, являлся лишь минимально достаточным для снабжения и вывоза руды. Такой же вывод можно сделать и в отношении дороги вдоль реки Средний Сакукан.

Развалины полуземлянки.
Опора ЛЭП из Мраморного ущелья к лагерю.

Лагерь № 3 - электростанция

Обвалившееся здание электростанции

Лагерь № 3 располагался на левом берегу реки Средний Сакукан, в устье ручья Того. От лагеря № 2 он находился на расстоянии в 1,2 км.

Ручьём Того его территория разделялась на две части. Выше по течению размещались лагерь для заключённых и избы военизированной охраны. Ниже по течению устья Того была возведена непосредственно электростанция.

Лагерь располагал примерно 150 заключёнными. Их труд использовался на подсобных работах - как в Лагере №3, так и на погрузочно-разгрузочных в Лагере № 2. Этот же контингент заключённых занимался и обслуживанием серпантина на рудник.

В километре ниже устья ручья Того, к скалам небольшой висячей долины поднимается тропа – Объект N. Подробнее объект будет рассмотрен в следующей главе, посвященной добыче угля. Предположительно, Объект N представляет собой обширную геологоразведку – один из результатов выполнения Мингео задания по исполнению очень крупных геологоразведочных работ [2, С. 38].

Столь объемные работы не могли выполняться без привлечения труда заключенных. Лагерь з/к близ ручья Того является ближайшим к Объекту N, к тому же количество заключенных в нем выглядит излишне большим³¹ только лишь для обслуживания нужд лагерей №2 и №3. То есть, после строительства гидроэлектростанции и ЛЭП заключенные явно направлялись и на другие работы³², но без смены места дислокации.

В любом случае, условия содержания заключённых здесь были существенно мягче, нежели на руднике. Ограждение зоны содержания выполнено в одну нитку, отсутствуют вышки по углам территории, количество охраны минимальное. Жилища представлены, судя по характеру развалин, небольшими бараками.

Возможно, вместо з/к здесь использовали спецпоселенцев.

В случае з/к, развод на работы мог происходить только под конвоем, независимо от условий содержания в зоне. Подобная практика в послевоенное время обрела почти повсеместное распространение по ГУЛАГу, как попытка снизить количество беглецов из мест заключения.

Основу энергоснабжения комплекса по добыче и обработке руды на месторождении Мраморное составляла гибридная электростанция.

Она состояла из двух блоков - бесплотинной малой гидроэлектростанции (именно о ней шла речь в Постановлении правительства об организации Ермаковского рудоуправления) и дизельной электростанции.

Специфичность электроснабжения происходила из труднодоступности района и его сурового климата. Комплекс потреблял значительное количество электроэнергии, и обеспечивать её только лишь за счёт дизелей было сложно. Последнее вызывало необходимость постоянного снабжения горючим, что летом было невозможно из-за отсутствия дорог.

Паровые электростанции к тому времени уже использовались на объектах добычи в СССР. В том числе, ещё во время войны появилась практика изготовления на базе паровозов передвижных электростанций (энергопоезд) мощностью 500…1500 кВт, способных временно снабжать производства электроэнергией, до момента запуска более экономичных и долговременных электрических установок.

Энергопоезд имел много плюсов как временная схема, но и немало минусов – в частности, необходимость подъездных железнодорожных путей, а также низкий КПД работы.

Поэтому на месторождениях, где уже имелись подтвержденные запасы, и предполагалась интенсивная разработка руд, предпочитали строить стационарные паровые электростанции мощностью от 500 кВт.

Строительство таких электростанций упиралось в наличие угля в районе разработок, или хотя бы в возможность его подвоза.

На хребте Кодар до 1949 года месторождения угля открыты не были. Но, предполагалось, что они там есть - и действительно, в 1949 году было обнаружено Апсатское каменноугольное месторождение. Но строительство паровой электростанции и инфраструктуры для промышленной добычи угля требовали больших вложений, что на стадии разведки и лишь только попутной добычи урана не имело никакого смысла.

Обнаруженный в долине реки Средний Сакукан пласт угля, выходивший на поверхность в долине ручья Шаньга, оказался низкого качества и очень небольших запасов, поэтому ограниченно использовался только для котлов подогрева воды на обогатительной фабрике.

Тем не менее, интенсивные поиски угольных месторождений на хребте Кодар продолжались, в рамках потенциального строительства энергосистемы на будущее. В 1950-м году район все ещё считался перспективным для добычи урана, а потому строительство мощной электростанции не могло не рассматриваться.

Выходом же из текущего положения для рудника на месторождении Мраморное являлась малая ГЭС бесплотинного типа. Такие конструкции к тому времени уже работали в лагерях Дальстроя.

На участке с ГЭС русло реки Средний Сакукан вдоль кромки левого берега было сильно углублено для компенсации перепадов уровня воды в течение тёплого периода времени.

Зимой же река промерзала насквозь, и выработка электроэнергии осуществлялась за счёт дизельных электростанций, установленных также на территории Лагеря №3. Здесь же располагалось топливохранилище.

Малая ГЭС вырабатывала энергию в период со второй половины июня до первой половины октября. То есть, примерно четыре месяца в году. Остальное время потребность в электричестве обеспечивалась за счёт дизелей.

Развалины гидроэлектростанции

Согласно Постановлению СМ СССР №172-52сс, в первоначальной поставке предписывалось отправить для нужд Ермаковского рудоуправления 6 дизелей мощностью по 50 кВт. Часть из них предназначалась для электроснабжения поселка Синельга (вероятно, два дизеля), остальные - для электростанции в долине Среднего Сакукана.

Также в Постановлении указывалось следующее:

«Выполнить до 1 октября 1949 года силами Гидропроекта изыскания и проект гидроэлектростанции в районе Ермаковского месторождения».

Таким образом, в 1949 году электроснабжение осуществлялось только лишь за счет дизелей, а ввод в эксплуатацию малой ГЭС произошел лишь в 1950 году.

От подстанции рядом с ГЭС (подстанция была общей и на ГЭС, и на дизели) одна линия электропередач тянулась сразу на рудник, вторая - к обогатительной фабрике, расположенной ниже по течению. Под ЛЭП к обогатительной фабрике была вырублена просека вдоль склона долины. Она до сих пор прослеживается на местности, а также обозначена на части карт.

Примечания:

31. Расчеты количества з/к в каждом отдельном лагере основаны только лишь на анализе количества бараков и полуземлянок, а также их площади. Однако эти бараки и полуземлянки возникли гораздо позже, чем в феврале 1949 года, когда началось освоение района. То есть, в первую зиму и лето лагеря заключенных состояли из палаток. Более теплые жилища были построены позже, уже после возведения трудоемких объектов инфраструктуры, таких как, например, электростанция и обогатительная фабрика. В этом, в частности, так же кроется причина высокой скорости освоения дальних территорий при помощи заключенных. В их случае социальная инфраструктура строилась в последнюю очередь, тогда как для привлечения вольнонаемных работников некая работающая инфраструктура уже должна была существовать на месте. В этом отношении рассуждения о неэффективности системы ГУЛАГ далеки от практических реалий, и в большей степени представляют собой кабинетные домыслы. В случае же с бараками и палатками при анализе лагерных пунктов мы можем судить только о том, сколько заключенных располагалось в лагере на момент постройки деревянных строений, но не можем посчитать, сколько их было в первый год, пока они жили в палатках. Их могло быть как сильно меньше (70 человек вместо 150, хотя это маловероятно), так и сильно больше (300 человек вместо 150). Часть деревянных строений по долинам рек Средний Сакукан и Верхний Сакукан, вероятно, была построена и вовсе летом 1950 года.

32. Часто упускается из виду, что ни количество з/к в ОЛП, ни характер их работ, ни даже месторасположение этого ОЛП обычно не являлись статичными – особенно в условиях пионерного освоения. После ввода в эксплуатацию какого-либо объекта, на постройку которого требовалось большое количество рабочих рук, трудовые ресурсы высвобождались и направлялись в другое место. Другими словами, на хребте Кодар не существовало постоянных по количеству з/к ОЛП, обязательно прикрепленных к одной координатной точке. Более или менее постоянными оставались только рудники, но и то лишь относительно остальных ОЛП. Отсюда бессмысленность попыток определить точное месторасположение каждого ОЛП по номерам и его характер работ, а также сложение количества заключенных по ОЛП в целях определить их общее количество. Например, оказывается, что объектов инфраструктуры в целом вообще больше, нежели числящихся ОЛП. Лагеря з/к, которые указаны в моих схемах, на каком-то этапе были сравнительно крупными и относительно постоянными, что позволило им построить деревянные жилища и обнести их затем колючей проволокой – и впоследствии тем самым дать себя обнаружить и исследовать. Однако «пик» развития каждого их них мог не совпадать по годам с остальными.

Литература:

  1. Постановление СМ СССР № 172-52сс «Об организации геологоразведочных работ на Ермаковском месторождении свинца». ­15 января 1949 г. // Атомный проект СССР: документы и материалы. Т. 2. Кн. 4. — 2003. — С. 234—239.
  2. Пятов Е.А. Стране был нужен уран. История геологоразведочных работ на уран в СССР. [Под ред. докт. геол.-мин.н. Г.А. Машковцева]. М.:ВИМС, 2005 г. 246 с.

Оглавление

Следующая глава: "Лагерь №4 и Объект "А" (добыча угля)"

Leave a Reply