О паробарьере в зимней обуви

О паробарьере в зимней обуви

О паробарьере в обуви можно рассуждать бесконечно. Наверное, не существует ни одного зимнего туриста с опытом десятка категорийных походов, кто бы паробарьер в обуви (и не только) не попробовал бы.

В короткой статье я расскажу некоторые нюансы, которые следует иметь в виду при использовании паробарьера в ходовом длительном зимнем походе. И, также иметь в виду при неиспользовании оного.

В чём суть общей проблемы? В том, что при движении наши ноги потеют и влагой пропитывается слой утеплителя в ботах. Там влага замерзает и изгнать её оттуда потом не способны ни костёр, ни пентаграмма, ни вычитанные статьи в книгах типа «как начать ходить зимой и не закончить слишком быстро».

Самое, на мой взгляд, кардинальное решение проблемы ампутированных пальцев заключается в приобретении двухслойной обуви. Двухслойная – это когда вкладыш вынимается из ботинка. Такие боты всегда теплее, есть возможность сунуть в сапог уже прогретый вкладыш, а сам вкладыш становится проще подсушить.

В походах с печкой или при перемещении через зимовья и избы проблема сушки вкладышей отсутствует как класс. Если такового сибаритства на маршруте не предвидится, приходится сушить вкладыши либо в спальном мешке, либо использовать паробарьер.

Просушка вкладышей в спальнике во время сна сама по себе видится хорошей идеей. Спать ложимся в мокрых вкладышах, встаём с изрядно подсохшими. Если спальный мешок достаточный по теплоизоляции, то всё гуд.

За исключением очередного нюанса – уход влаги из вкладышей происходит за счёт её принятия утеплителем спального мешка. В итоге, нам потом приходится сушить спальный мешок.

Такова несправедливость нашего мира, от которой невозможно избавиться даже в походе.

Здесь нас ожидает очередная развилка решений. Во-первых, можно использовать хороший спальный мешок. С моей точки зрения, таковым является тот, который позволяет при аккуратном использовании не потерять ощутимую теплоизоляцию на протяжении десяти дней похода.

Правда, потом всё равно придётся сушить.

Второе решение – применять либо паробарьер, либо обувь, где вкладыш сам по себе является подобием паробарьера. Т.е., является утеплителем, но не отводит полноценно влагу от стопы. Пример – Alfa Polar.

С моей точки зрения, на сегодняшний день проблемным (но не дискуссионным) является не однозначный вопрос применения или неприменения паробарьера (как во вкладышах, так и в спальных мешках), а определение момента, когда стоит склоняться в сторону использования паробарьера по условиям маршрута.

То есть, некоторые маршруты идти без паробарьера нет смысла. Например, длительные полярные. Alfa Polar, кстати, и создавались под подобные.

На самом деле спальный мешок конденсатится независимо от того, сушим ли мы вкладыши в нём или нет. Попросту потому, что ещё и наше тело участвует в процессе выделения влаги и поглощения её утеплителем спальника. Влажные вкладыши в этом процессе вообще ни разу не являются определяющими.

То есть, чтобы сохранить спальный мешок сухим как можно более длительное время, нам приходится использовать паробарьер в спальном мешке. А значит, за счёт него мы не сможем сушить вкладыши для обуви, рукавицы, одежду и т.п.

Таким образом, паробарьер в обуви – логичное продолжение концепции снаряжения на маршруте, где жизнь заставляет брать с собой паробарьер в спальный мешок. Тогда паробарьер в обувь является необходимостью. В прочем случае – скорее индивидуальной привычкой и/или особенностью. Например, я предпочитаю повозиться с просушкой, изыскивая для неё любую возможность. На большинстве маршрутов она предоставляется. Многие наоборот, не хотят с ней возиться. Тут вопрос опыта, навыков и желания.

Почему я стараюсь не пользоваться на маршрутах паробарьером? Точнее, я ими пользуюсь, но только когда совсем жизнь заставляет. В других случаях – нет.

Я очень люблю зимой костры. Прямо обожаю. И чем холоднее окружающее пространство, тем больше. Да, костёр не всегда имеется возможность развести, и, бывает, что и неделю кочуешь без него – либо вовсе ничего нет горящего, либо его хватает лишь на приготовление еды. Но, как только встречается возможность, я пользуюсь ею по полной.

Попадаются люди, заявляющие о своей стойкой нелюбви к кострам. При сорока ниже ноля они чудесным образом излечиваются. Иногда даже становятся после этого пироманами.

В основном у меня изыскивается возможность подсушиться, либо на костре, либо на солнце, либо в избушке. Но, это не единственная причина моей склонности недолюбливать паробарьеры.

Когда температура долго крутится на грани температурного потенциала теплоизоляции бота, риск переохлаждения ступней возрастает при использовании паробарьера, по отношению к использованию подсушенного вкладыша. Происходит так потому, что нога в паробарьере всегда мокрая.

Почему так?

Начну с того, что смятый утеплитель не греет. В нём нет печки. Он способен сохранять произведённое нами тепло за счёт ячеек с воздухом. Смятый — означает отсутствие ячеек с воздухом. Поэтому сохранять произведённое тепло в необходимой мере он не способен.

Через смятый утеплитель мы теряем тепло согласно второму началу термодинамики. Интенсивность потерь разнится в данном случае по отношению к потерям в стороны (к воздуху) и к грунту (вниз). Температура подошвы ниже, поэтому исходя из вышеупомянутого закона потери тепла вниз более интенсивны — но по общему объёму меньше, так как количество тепла, уходящего наружу из бота вычисляется уже из эмпирической формулы Ньютона, выражающей зависимость от площади, теряющей тепло.

Снабжение стопы кровью (теплом) ниже, чем ног в верхней части — в силу отсутствия массы мышц и, соответственно, капилляров. Плюс в случае холодовой усталости организм намеренно снижает теплоснабжение конечностей, сужая в них сосуды. Поэтому ступни и любимые наши пальцы на них столь чувствительны к любым жизненным перипетиям зимнего похода.

Во время длительного движения под нагрузкой в паробарьере (для обуви) нога интенсивно потеет и испарения, конденсируясь, образуют толстую плёнку влаги. Причем особенно толстой со стороны свода стопы - увеличивая таким образом теплоотдачу вниз, к холодной подошве, через смятый и непрогретый утеплитель.

Примечание - температурные возможности бота для холода характеризуются не только утеплителем (предотвращением теплообмена с окружающим сапог воздухом), но и конструкцией его подошвы (предотвращение теплообмена с грунтом). Поэтому и важен упомянутый мною выше процесс и потому я указываю «на грани температурных возможностей ботинка». Потому как если есть запас, то фактор скопления плёнки воды снизу не важен.

Это как раз объективная причина конструкции Alfa Polar – они теплы и, таким образом, слишком избыточны для менее суровых регионов. Их температурная планка завышена для предотвращения процесса, описанного мною выше. Точно с таким же запасом выполняются полярные боты Baffin, на которых пишут -100 градусов. Просто когда бахнет шестьдесят ниже ноля, а тебя приключения на свой хвост заставляют надевать паробарьер, они могут помочь остаться тебе с целыми пальцами.

Я перешёл на более лёгкие Баффины из-за их вполне адекватной достаточности для большинства маршрутов по нашей Необъятной. В данном случае запас по теплоте даёт не только лишний вес, но и меньшее потоотделение.

А последнее тоже важно. Ведь в случае отсутствия паробарьера важным становится количество влаги, которое перешло в утеплитель. Как только её количество превышает определённую долю от массы и объёма утеплителя, получаем тот же самый эффект, что я описал выше при использовании паробарьера у температурной границы бота.

Таким образом, чётко провести границу между паробарьер «нужен» и «не нужен» нельзя, приходится взвешивать его плюсы и минусы применительно к конкретному маршруту и конкретной же (специально подобранной) обуви. Ибо в длительных походах ошибка стоит слишком дорого, а при подготовке маршрута поневоле опираешься на собственный опыт не только борьбы с холодом, но и разрешения проблемных ситуаций, таких как сушка.

Нюансов на самом-то деле, кроме избыточности (или недостаточности) обуви хватает. Например, лёгкие дышащие гамаши почти всегда рулят, по отношению к глухим недышащим. Ну или беговые тренировки развивают сеть кровеносных сосудов и улучшают наполнение кровью, повышая вероятность сохранить пальцы целыми. И .т.п.

Поэтому тема паробарьеров и бесконечна. Глядя только на частное, совершенно упускаем из виду целое.

Благодарность леопарду за полезные материалы можно осуществить переводом на карту любой символической или иной суммой:

Карта Сбербанка 4276 3800 1225 7999, в том числе по номеру телефона +7 924 340 14 53

Деньги пойдут на оплату сайта, а что останется - в миску автору. Чем меньше он будет искать себе пропитание, тем больше хороших статей напишет 🙂

Для доброго слова у него есть электронная почта и страничка в ВК:

leopard-fil@mail.ru
vk.com/leopard_fil

One comment

  1. В далёкие 80-е я ходил в кожаных рабочих ботинках, плюс войлочные калоши «прощай молодость», к которым был пришит капроновый верх (бахила). Ноги были всегда сухими. Влага успешно вымораживалась сквозь кожу и войлок на ходу. Более того, когда я провалился по колено в мокрую наледь и залил ботинки по полной программе, они самостоятельно высохли за 3 дня. Дело было на Полярном Урале, сушить можно было только на себе.
    Сейчас я хожу в альпинистском пластике. Внутренники можно просушить только на печке. Если печки нет, на третий день в ботинках откровенно хлюпает. Но всё равно тепло. Отчасти проблему решаю женскими прокладками под стельку и переодеванием носков посреди дня. Мокрые носки отправляются сушиться в набедренный карман.
    С тоской вспоминаю сухость и комфорт далёкой молодости. Зато на пластик есть хорошие крепления и кошки. И его можно просто купить, не заморачиваясь кустарным производством.

Leave a Reply