Штольни в лагере №1 (Мраморное ущелье)

Штольни в Мраморном ущелье
Штольня в восточном отроге

Оглавление

Предыдущая глава: "Заключённые в Лагере №1 (Мраморное ущелье)"

Месторождение урана, с очень высоким по тем временам содержанием столь дефицитного химического элемента, обнаружили с помощью одного из самолётов-разведчиков. Первые полевые исследования подтвердили возможность эксплуатации рудника и создали предпосылки для дальнейшего "уранового" освоения района.

Многочисленные рудопроявления и проявления минерализации урана сформировали картину перспективности добычи на хребтах Кодар и Удокан. Тем более, что одно месторождение уже было найдено.

Советский Союз, оказавшись в ловушке атомной гонки, постановил начать добычу урана на месторождении Мраморное, а также интенсифицировать поиск новых месторождений в северном Забайкалье.

В определённой степени с местом Мраморного месторождения СССР повезло. Для организации там добычи руды не требовалось строить дороги через высокие горные перевалы - хотя инфраструктура для разработки даже подобного, условно доступного месторождения, требовала колоссальных усилий и определённых жертв.

Учитывая размеры горного района, уран вполне мог найтись гораздо дальше от села Чара. Освоение месторождений, в таком случае, обошлось бы стране на порядок дороже - как в отношении денежной стоимости, так и по количеству рабочей силы.

Нет смысла рассматривать вопрос - пошло бы государство на подобные жертвы или нет. Особенно в связи с ядерным шантажом со стороны США. Всё решало только и только время. А потому - Советскому Союзу срочно требовался уран, любыми доступными путями. Путь принудительного рабского труда в условиях малой механизации правительство в то время считало и доступным, и оправданным.

Директива Сталина гласила о строжайшей необходимости изготовления ядерного оружия ещё в 1948-м году. Но запасов сырья, которое с трудом наскребли за рубежом и вывезли с отечественных бедных разработок, катастрофически не хватало, а их полное истощение представлялось делом ближайшего времени.

Кодар же оказался первым районом, где с помощью авиации нашли действительно богатые ураном участки. Наземная экспедиция в район Мраморного ущелья подтвердила компактные, но богатые, по тем временам, запасы урановой руды. Основная часть урановых жил пролегала в южной стене ущелья. С началом добычи у подножия заснеженных трёхсотметровых скал расположились компрессоры, мастерские, электроподстанция и короба для погрузки руды в автомобили.

А также сотни и сотни метров колючей проволоки.

Схема верхнего лагеря месторождения Мраморное выглядит следующим образом:

Как видим, верхний лагерь был организован сравнительно высоко - 2040 метров над уровнем моря, на "бараньем лбу" морены, обрамлённой с востока и запада небольшими ледниками. Тропа на морену проходила вдоль восточного ледника.

Лагерь заключённых находился на относительной высоте 1820 метров. То есть, для подъёма к мастерским и погрузочным коробам им требовалось подняться на 220 метров вверх. Штольни, впрочем, располагались гораздо выше.

От электростанции, построенной в долине реки Средний Сакукан, в ущелье протянулась высоковольтная ЛЭП. Понижающую подстанцию к ней поставили прямо на морене верхнего лагеря. От неё тянулись провода к штольням - для освещения, а также линия 360 В вниз, к лагерям администрации и з/к, к лесопилке (на входе в ущелье) и далее, к реке.

Мастерские были выполнены на основе лёгких каркасных строений, обшитых досками. Отопление производилось буржуйками. В мастерских, а также в кузне, занимались изготовлением инструмента и его ремонтом. Рядом с мастерскими также были возведены сараи, где хранилась часть различного снаряжения и оборудования.

Выработку породы в штольнях заключённые выполняли при помощи пневматического инструмента, для чего на моренном валу была оборудована большая компрессорная станция.

Штольни.
Развалины подстанции в верхнем лагере
штольни Мраморное ущелье
Вид сверху на морену с развалинами верхнего лагеря. На заднем плане различимы бараки лагеря администрации.

Штольни южной стены можно условно разделить на нижние и верхние.

Нижние располагались вдоль границы скальной стены и осыпи, на высоте 2170...2250 метров над уровнем моря. Чтобы добраться к ним от лагеря заключённых, уходило не менее двух часов. Перепад высоты от лагеря до штолен при этом составлял 350...430 метров.

В настоящее время большинство нижних штолен закрыто ледовыми пробками.

Штольни Мраморное ущелье
Штольня, закрытая ледовой пробкой
Штольни Мраморное ущелье
Штольня, закрытая ледовой пробкой
Штольни Мраморное ущелье
Штольня, закрытая ледовой пробкой
Штольни Мраморное ущелье
Одна из нижних штолен южной стены
Штольни Мраморное ущелье
Вид от одной из нижних штолен на Мраморное ущелье. Время съёмки - первые числа сентября.

Всего вдоль нижней части южной стены обнаружено восемь штолен. Штольни содержат следы подвода к ним освещения и сжатого воздуха, некоторые имеют на выходе сохранившиеся рельсы. Оборудование полностью демонтировано. Последнее совершенно логично - штольни прекращали разрабатывать по причине истощения в рабочем ходе урана. 

Никаких следов подрыва, бетонирования и тому подобного входы штолен не содержат. Отсюда можно вывести, что все "свидетельства" о консервации штолен несостоятельны. Более того, объективных причин для консервации рудника, и тем более отдельно штолен, не имелось. Все штольни являлись отработанными, всё оборудование вывезли, а рудник закрывался уже после момента пиковой деятельности ГУЛАГа. В связи с переходом в 1952-1954 годах на существенно большую долю механизированного труда, новая разработка рудника (месторождение всё ещё числится как резервный запас) происходила бы совершенно в ином ключе и фактически заново.

Кроме штолен, вдоль границы осыпи и стены были вырублены полупещеры (обнаружены две). В них хранился инструмент, предположительно здесь же часть заключённых обедала. Вероятно, тут же располагались трансформаторы для понижения подведённой электрической сети под освещение в штольнях.

Штольни Мраморное ущелье
Полупещера в южной стене
Штольни Мраморное ущелье
Полупещера в южной стене

Все нижние штольни южной стены расположены более или менее на одном уровне по высоте, рядом друг с другом, либо на небольшом удалении. Вероятно, по границе скал и осыпи проходил ураноносный пласт, который методично вырабатывался.

Выше этой границы начинается скальная стена, высотой 300-350 метров. Она также подверглась активной разработке и в ней велись работы в штольнях.

Штольня в южной стене
Штольня в южной стене

Нижние штольни южной стены были доступны без страховочных перил. Однако, к верхним штольням взрывами и при помощи инструментов подготавливали специальные "тропы", вдоль которых натягивали тросовые перила. Перила закреплялись на скалах при помощи вбитых металлических костылей.

Если подойти вплотную к стене, то тропы до сих пор неплохо прослеживаются. Видна выборка под тропы и торчащие из скал костыли. На некоторых костылях висят тросовые петли.

Даже несмотря на наведенные перила, передвижение заключённых к верхним штольням, особенно в условиях плохой погоды, было трудным и очень рискованным.

На сегодняшний день выше границы скал и осыпи в южной стене обнаружено пять штолен. Точное же их количество подсчитать не представляется возможным. Исходя из визуального осмотра "троп" на скалах, возможно предположить местонахождение ещё пяти штолен.

Сами ходы штолен выполнены низкими, в среднем 170 см. Обычно они представляют собой основной ход с короткими боковыми ответвлениями. Почти все штольни не имеют подпорок.

Добытая в штольнях порода сбрасывалась из них вниз, на склон. Там руда с вкраплениями урановой жилы силами заключённых грузилась на тачки и по деревянным тротуарам транспортировалась к верхнему лагерю. В свою очередь, в нём часть руды проходила через дробилку, часть напрямую перевозили к краю морены.

С края морены руда высыпалась в наклонные короба, по которым съезжала вниз, прямо в кузов подъезжавшего грузовика.

Кроме основной части штолен в южной стене, существовали и отдельные штольни в восточном и западном отрогах хребта.

В отроге, формирующем западную границу ущелья - с долиной ручья Метельный, обнаруженная штольня расположена в одном из кулуаров.

Штольни Мраморное ущелье
Штольня в кулуаре западного отрога

Однако, наиболее интересна другая штольня - находящаяся сразу за территорией лагеря заключённых.

Мраморное ущелье: "первая" штольня
Фрагмент карты с обозначенной на ней штольней в восточном отроге хребта
Мраморное ущелье: "первая" штольня
Топосхема штольни восточного отрога хребта

Является ли подобное расположение штольни доказательством, что её начали разрабатывать первой?

С одной стороны, серьёзные объёмы добычи урана стали возможными только после полноценного строительства верхнего лагеря - то есть после монтажа в нём оборудования, а также запуска электростанции на берегу Среднего Сакукана.

С другой стороны - для начала добычи достаточно было лебёдками затащить по льду ручья Мраморный два дизеля, ёмкость для воды и пневматическое оборудование. Запустив компрессор и наладив подачу воды в забой, становилось возможным добывать руду ещё до начала основного строительства инфраструктуры, то есть уже в феврале 1949-го года.

Таким образом, указанная штольня действительно могла стать самой первой.

Если посмотреть на схему «первой» штольни, то видно, как она вытянута вдоль отрога хребта, идущего точно с севера на юг. В стороны от основного хода отходят коротенькие тупиковые ходы. Выработка осуществлялась точно по жиле, а короткие ответвления проходили по таким же ответвлениям самой урановой жилы.

Подобное строение штольни вызвано тем, что залежи урановой руды встречаются чаще всего в виде узких пластов. Они приводят к образованию рудника в виде разветвлённых штреков. Так как добыча велась с примитивной механизацией, то выборка руды осуществлялась непосредственно по пласту, и как только тот истончался до определённого предела, штрек заканчивался.

В некоторых штреках различимы вкрапления урановой руды, что как раз и позволяет говорить о том, что добыча прекращалась, как только концентрация в общей породе падала. Администрацию лагеря интересовала только выборка в той части породы, которая оказывалась достаточно большой по концентрации, т.е., пока оправдывалась существующая форма труда. Если бы рудник позволял использовать большее количество живой силы, то, возможно, разработка оказалась бы более тщательной.

Вывоз породы на поверхность осуществлялся с помощью вагонетки. Затем порода просто ссыпалась вниз по склону. Внизу происходила сортировка уранинита от пустой породы. Судя по отсутствию остатков каких-либо механизмов под штольней, сортировка и погрузка руды осуществлялась вручную.

После того, как ураноносный пласт оказался выработан, в штольне выполнили демонтаж рельс. Они сохранились лишь на входе в штольню.

Всего на руднике обнаружено пятнадцать штолен. Точное количество отработанных штолен на территории месторождения Мраморное пока остаётся неизвестным. Исходя из результатов полевых исследований возможно предположить, что их было не менее двадцати. Также неизвестно, выполнялась ли попутная добыча в геологоразведочных шурфах, проложенных в верхнем лагере Мраморного.

Первые штольни южной стены тоже начали добычу урана до ввода в эксплуатацию серпантина в ущелье и обогатительной фабрики в долине реки Средний Сакукан.

Добытую в штольнях первую руду возможно было спускать вниз по замёрзшему ручью до схода с него льда - фактически до середины июня. Напротив устья ручья Метельный была оборудована резервно-накопительная площадка для руды. Там же находился промежуточный склад топлива и материалов для нужд Мраморного ущелья. Автомобильное сообщение с лагерем на Песках и аэродромом в Чаре также осуществлялось по льду реки, что позволяло одновременно с доставкой грузов к промежуточному лагерю и в Мраморное, ещё зимой начать строительство сразу и электростанции, и обогатительной фабрики, и летней дороги.

Ввод в эксплуатацию дробилки в верхнем лагере вряд ли осуществился ранее конца мая - слишком сложно было бы из-за низких температур организовать закладку фундамента под южной стеной ущелья.

Таким образом, рудник в Мраморном ущелье хоть и являлся сравнительно насыщенным технически, но первая добыча урана в нём осуществлялась с минимальным обеспечением, диктуемым сжатыми сроками для поставок сырья к реактору в европейской части страны.

Но даже после ввода в эксплуатацию электростанции и круглогодичного автомобильного сообщения, условия труда заключённых всё равно оставались чрезвычайно жестокими.

Следующая глава: "Опасность работы на руднике Мраморного ущелья для заключённых"

Оглавление

Leave a Reply