Стратегическое планирование похода Часть 3.

Стратегическое планирование похода Часть 3

Заключительная «портянка» по планированию. Предыдущие части:  Часть 1 и Часть 2

Продолжаем дальше с планированием маршрута. В предыдущей части мы закончили на планировании аварийных выходов, нитке предстоящего похода и немножко коснулись погоды. Вот на погоде следует остановиться ещё немного подробнее.

Выбор времени похода напрямую влияет на впечатление от маршрута и его успешность. Это отлично иллюстрирует высотный альпинизм, в котором отдельные восхождения возможны лишь совсем короткое время в году, но и горные походы в куда более низких по высоте над уровнем моря системах так или иначе могут быть привязаны к погоде. Если брать за пример хребты Кодар или Муйские, то тот же самый август является, казалось бы, прекрасным месяцем – есть ягоды, грибы, уже нет такого количество гнуса. Но, есть и обратные стороны – открытые от стаявших снежников морены и крайне неустойчивая погода. В сентябре погода стабилизируется, но температуры существенно опускаются, а по ночам нередки заморозки. В июле много мошки, зато погода лучше, тепло, а морены на подходах к перевалам покрыты снегом, что облегчает движение. В июне же дожди, паводок, а на перевалах много снега и льда. Т.е., при планировании нужно учитывать такие моменты. Зимой, конечно, типа «престижно» сходить в январе, но жёсткие морозы и короткий световой день обязательно следует иметь в виду. Конец февраля может быть при этом куда предпочтительнее, хотя сложные восхождения, вероятно, всё равно лучше совершать здесь в конце января, имея наименьшую опасность камнепадов. Весной сезон вообще закрывается из-за оползней или лавин. Таким образом., планирование похода должно соответствовать определённому периоду времени, адекватному именно для данного региона и особенностей местности – а не только и не столько нашему отпуску. Всему должно быть своё время.

Нитка маршрута также должна обязательно составляться с учётом лавинной опасности района, если вероятность таковой имеется. Наличие снежной опасности всегда привязано к количеству снега, климату вообще и в этот сезон в частности, а также к розе ветров и, конечно же, к рельефу. В целом, я постараюсь написать по снегу в этом отношении отдельную статью, так как объём информации для этого материала слишком большой, а сама тема достаточно специфична.

Какова у нас будет первичная тактика прохождения маршрута? Будет ли это разведка боем или методичное продвижение вперёд, а может быть, это будет легкоходное решение, когда мы проскакиваем хорошим темпом намеченный дневной переход, а потом, независимо от времени, группа встаёт лагерем? Как будет осуществляться штурм вершины, акклиматизация, тропёжка подходов, навеска перил на отдельных участках? Где будут стоять лагеря при восхождении? От многих ответов на эти вопросы будет зависеть вес рюкзаков, соответственно и питание, а на ходовом маршруте и темп движения. Также, к тактике мы привязываем и физическую форму сразу всей группы.

Эта тактика называется первичной, потому что мы разрабатываем её дома. На маршруте нам уже могут встретиться препятствия или условия, которые потребуют выработки тактики на месте. Характер этих препятствий или условий должен быть примерно рассчитан при планировании и оценён применительно к состоянию группы решить будущую задачу. Это оценочная позиция, конечно, и она чётко привязана к адекватному восприятию опасности. Мало придумать, как переправиться через горную речку или обойти «неудобный» жандарм при восхождении – это не выработка тактики на местности, это пока ещё мыслительный процесс. Реализация этого процесса должна быть доступной для всех участников с минимальным для них риском. Выработка решения и возможность реализации его всеми участниками при имеющемся снаряжении и является выработкой тактики на месте. Но, предпосылки к этому всегда следует создавать дома.

Итак, мы спланировали красивый логичный маршрут, готовы к нему, или готовимся, тренируемся и вообще настроены как надо. Что дальше? А дальше необходимо рассчитать питание. При его расчёте нам необходимо ответить на следующие вопросы, а затем каким-то волшебным образом реализовать эти ответы на практике:

  • Максимальный вес пайка на лицо/морду в день. Эта цифра может быть фиксированной, например 500 грамм; либо прогрессивной – первая неделя 500 грамм, вторая 600 грамм, третья 700 грамм; либо привязанной к особенностям маршрута – на днёвках 700 грамм, при штурме вершины 500 грамм и т.п. Цифры я дал только в качестве примера. Вес пайка должен соответствовать походу, весу рюкзаков, времени года и прочим критериям, т.е., участники должны вернуться здоровыми и спортивными, а не похожими на атлетов Бухенвальда.
  • Подход к питанию: какие завтраки, обеды и ужины, варка или заваривание, сублиматы или другое, количество обедов или обеденных перекусов, добавки в виде протеина или стимуляторов и прочее прочее.
  • Тип горелки и топлива; реализация кострового оборудования – решётка или сетка для зимних «сугробных» походов; котловое, тип и объём которого привязан к предыдущим позициям.
  • Питание в поезде и на промежуточных точках маршрута.
  • Обеспечение на маршруте питьевой водой.
  • Оценка целесообразности и реализация, в случае необходимости, забросок. К организации забросок, кстати, следует подходить очень тщательно. Однажды я подвесил рюкзак с заброской в зимовье недостаточно высоко и в него проникли мыши. Продукты в пластиковых бутылках не пострадали, а вот всё остальное, что не было упаковано в жёсткий пластик – сухари, шоколад и прочее, оказалось безнадёжно испорченным.

Как я уже говорил, к заброскам в длительных походах я отношусь весьма положительно, так как это может значительно облегчить вес рюкзаков, что, при должном подходе, всегда хорошо сказывается как на общем самочувствии группы, так и на безопасности прохождения маршрута в целом.

Каково будет медицинское сопровождение группы? Чем сложнее и длительнее поход, тем большее внимание этому придётся уделить. Наилучшим решением является практикующий медицинский работник в группе, это безусловно, но это отнюдь не освобождает прочих участников от знания основ первой медицинской помощи и умения пользоваться медикаментами хотя бы из личной аптечки. К формированию маршрутной аптечки также должен быть произведён современный и адекватный подход. Подробно о медикаментах я  писал в соответствующем разделе, здесь я лишь подчёркиваю необходимость пристального внимания к этому вопросу.

Группа обязана перед походом выслушать лекцию о медицине, произвести занятия по оказанию первой помощи, а если есть возможность, записаться на курсы. Следует осознавать, что любая эвакуация с маршрута в случае аварии, связана с применением медикаментозных средств и действиями по сохранению жизни и/или здоровья пострадавшего. Что будет делать группа, если пострадавшим окажется тот же самый медицинский работник или же руководитель, как «знающий» что делать участник?

Здесь же, к вопросу медицинского сопровождения может подниматься вопрос страхования группы. Страхование бывает разное, как от увечий, так и для оплаты эвакуации пострадавшего. Я не отношу страхование к необходимости по одной простой причине – страховая компания сделает всё, чтобы страховую сумму не выплачивать, а страховка на поход стоит немало. Если же возникло желание оформить себе страховку на поход, то требуется очень тщательно, желательно с юристом, просмотреть договор страхования перед его подписанием.

Как будет осуществляться связь группы с внешним миром? Спутниковый телефон является замечательной штукой, но абсолютному большинству групп он просто не по карману. Я искренне не понимаю тех, кто ратует за то, чтобы не выпускать группы на маршрут без спутникового телефона. Взять же его на прокат на большей части территории нашей страны тоже нереально. Зато относительно радует покрытие сотовой связи. Связь с внешним миром нужна даже не только для вызова помощи при бедственном положении группы, сколько для возможности узнать прогноз погоды или получить какую либо информацию, связанную с возможностью группы продолжать путь - например, наводнение в долине, или оползень или ещё чего-нибудь подобное. Да и в нашем мире можно уйти в поход из одной страны, а вернуться в другую, с другим флагом. Шутка, конечно, но в ней есть доля правды. Одновременно с наличием связи приходится, правда, решать другую проблему – ограждение себя и участников от новостей из дома, а также жёсткое ограничение их (себя и участников) выхода на связь с внешним миром, так как группа в этом случае перестаёт нормально работать. Я предпочитаю регионы с минимумом возможности связи только из-за этого.

Нужны ли для группы средства внутренней связи? Рации весьма удобны для групп на восхождениях, в спелеологии, на сплавах. В ходовых походах в хорошей, физически подготовленной группе, которая не растягивается на километр (что вообще категорически запрещается), рации просто лишние. В альплагерях и спелеолагерях наличие внутренней связи для координирования и обеспечения безопасности работающих групп является, на мой взгляд, необходимым. К сожалению, мне встречалась такая организация альплагерей, где наличие внутренней связи было исключительно фиктивным.

Как правило, мы не начинаем поход прямо за дверями собственной квартиры, ныряя за ней в лес или забивая первый крюк и навешивая верёвку. Современный образ жизни, то ли к счастью, то ли к огорчении, но связан с перемещением до точки выхода непосредственно к маршруту. Страна у нас большая (вот это великий плюс), поэтому перемещаться приходиться долго, а зачастую ещё и разнообразно. Т.е., мы должны сразу решить вопрос по транспорту и сюда  входит не только покупка билетов на поезд. Вездеход, грузовик, такси и прочее подобное. Большой группе часто довольно просто найти вахтовку или грузовик для заброски, меньшим группам куда легче взять где-нибудь такси или пользоваться рейсовым транспортом, да и в рабочие поезда такие группы берут куда охотнее. Т.е., такие вопросы должны быть отработаны заранее, а также заранее выполнен расчёт затрат на транспорт.

По транспорту – я бы рекомендовал искать проверенные контакты, а не искать самые дешёвые варианты.

Пример: 2008 год, хребет Кодар, при вывозе туристов из долины реки Средний Сакукан, водитель грузового автомобиля ЗИЛ-131 не справился с управлением и опрокинул машину с откоса. Лишь по счастливой случайности никто не пострадал. Причина аварии – нетрезвое состояние водителя.

В этом случае группа сэкономила на транспорте, не воспользовавшись проверенным контактом с хорошим и ответственным водителем.

Аналогичная ситуация с пьяным водителем была и у одной из знакомых групп при заброске в долину вулканов на Саянах, а также при заброске на моторных лодках на Южно-Муйский хребет.

Кроме расчёта транспорта, возможно, придётся учитывать и гостиницы. На БАМовской ветке можно не «угадать» выйти к поезду (а из-за неустойчивой погоды жёсткого графика придерживаться там нереально) и сидеть в посёлке ещё сутки… Если заранее знать расположение и цену гостиниц, то такая «пересидка» может быть вполне безболезненной для бюджета и вообще приятно совместиться с прогулкой по местным достопримечательностям. Для одиночных путешественников это ещё и своеобразный залог безопасности.

Увязывание в одно целое транспорта и гостиниц на промежуточных точках является достаточно сложным делом. К тому же в случае популярных районов и «сезона» места в гостиницах придётся бронировать заранее.

Что такое администрирование похода? Самый простой вариант – отметка в МЧС. Туда мы предоставляем сведения об участниках и маршруте. По истечению контрольного времени нас вроде бы начинают даже искать. Также, в теории, если в случае чего дозвонится до спасотряда, то мы должны получить необходимую помощь. Что касается работы МЧС, то в отдельных регионах, популярных у туристов, ведомство работает вполне себе отлично, а персонал прекрасно знаком со спасработами в горах. Есть регионы, где структура МЧС носит, как бы сказать, едва ли не частный характер и спасработами, как таковыми, да ещё и на бесплатной основе, либо заниматься не станет, либо делать это будет крайне неохотно. Лично я оставляю информацию о маршруте не только в МЧС (к слову, в МЧС я вообще не всегда регистрирую маршрут), но и в знакомой коммерческой фирме по организации туристических походов. Во-первых, в случае чего, руководству фирмы гораздо проще надавить на спасателей, да и опыт такого взаимодействия уже есть (а иначе МЧС может хорошо «развести» на деньги родственников безо всякого эффекта). Во-вторых, имея связь, постоянную или периодическую, со своим «администратором», можно и нужно получать информацию о прогнозе погоды или вообще по обстановке в регионе похода. В-третьих, связываясь с «администратором», мы оставляем данные о своём местонахождении на данный момент, что значительно облегчает потом, в случае необходимости, работу спасотряда. Также львиная доля неприятностей, как это ни странно, случается с группой не на самом маршруте, а на пути туда или пути оттуда. Я всегда скидываю информацию на ключевых участках – где мы находимся и общую информацию обстановки, если считаю это необходимым.

Последним пунктом в планировании маршрута идёт организация разрешений на пребывание в национальных парках, заповедниках, заказниках и приграничных районах. Возможно вы удивитесь, но при всех необъятных просторах нашей страны, таких вот районов, где может потребоваться разрешения, довольно много. При этом при попытке оформления документов сталкиваешься с двумя вещами. Первая – всё это нужно делать заранее, и чем заранее, тем лучше для душевного здоровья. Второе – таблички-то висят на входе в нацпарк, что, дескать, необходимо разрешение на пребывание. Только вот где его оформить непонятно. А потом оказывается, что практика оформления у парка и вовсе отсутствует, поэтому приходится потом в буквальном смысле скрываться по лесам. В общем, вопросы разрешающих документов также необходимо учитывать.

Проработка всех вышеуказанных условий и является необходимой составляющей стратегического планирования маршрута. Именно поэтому я и сравнивал подготовку к походу с военной операцией – много мелочей, которые необходимо учитывать до того, как мы вышли своими лапами на тропу в то заветное местечко, куда нас так тянуло всё это время.

 

Другие статьи по планированию, подготовке и проведению походов можно посмотреть здесь.