Гражданская инфраструктура в районе хребта Кодар в 1948-1949 гг.

Мраморное ущелье, вид от ближайшей к лагерю штольни.

Оглавление

Предыдущая глава: "Климатические условия в районе добычи урана".

Сегодня, спустя почти семьдесят лет после закрытия лагеря, район добычи легко доступен благодаря натоптанной тропе и сравнительно небольшой удалённости от железной дороги. На картах же рудник, входивший в систему ИТЛ Борский - БорЛАГ - обозначен весьма миролюбиво: лагерь геологов, с подписью «нежилой». Многочисленные же вспомогательные лагеря, расположенные гораздо ниже по высоте от лагеря добычи, сохранились столь слабо, что не везде отмечены даже как развалины.

Однако во времена Сталинских репрессий местность в районе рудника всё ещё оставалась труднодоступной. Работы по строительству Байкало-Амурской магистрали хоть и начались в 1932 году, но требовали колоссальных материальных ресурсов и времени. Во время Второй мировой войны строительство БАМа полностью прекратилось, а ветку от Транссибирской магистрали до Тынды Государственный комитет обороны постановил разобрать для нужд строительства Волжской рокады.

Таким образом, дороги мимо горного хребта с ураном в то время не существовало. Её достроят лишь спустя двадцать лет после того, как стартовым пистолетом выстрелит взрыв первой советской атомной бомбы, дав начало ядерной гонке между двумя сверхдержавами.

На момент 1948 года непосредственно рядом с районом будущей добычи урана располагались только три небольших села: Чапа-Олого (тунгусы), Кюсть-Кемда (якуты) и Чара (русские).

Схема поселений и троп в Чарской котловине на момент 1948 года

Коренное население района представляли якуты и тунгусы (эвенки). Якутское поселение Кюсть-Кемда было известно ещё с 1866 года, но имело преимущественно кочевой характер в районе озера Зарод. В 1917 году возникло постоянное селение, отмеченное на современных картах. Оно же и отмечено на схеме выше. Численность жителей в конце 1940-х годов здесь составляла примерно 100 человек ( якутов и эвенков).

Чапа-Олого - эвенкийское поселение, известное с 1901 года. Его жители занимались охотой и оленеводством, а из-за полуосёдлого образа жизни их постоянная численность обычно не превышала 200-300 человек.

Село Чара, первое поселение русских в районе, берёт свое начало с 1932 года. После окончания Гражданской войны 1917-1923 гг., Советская власть, вынужденная с ноля строить экономику разрушенной страны, столкнулась с необходимостью контроля и пионерского освоения труднодоступных земель своей территории. Основание Чарского поселения оказалось возможным после строительства русского села Неляты на реке Витим, в 1929 году.

Общая схема района, на момент 1949-1951 гг.

Река Витим - одна из крупнейших рек Восточной Сибири, длиной около двух тысяч километров. Её русло проходит неподалеку от города Чита. Несмотря на сложные для прохождения судов пороги, при подъёме уровня воды по ней был возможен сплав грузов в северную часть Забайкалья. Витим, в свою очередь, впадает в Лену, которая судоходна до его устья, обеспечивая в случае надобности трансфер грузов в село Неляты через Северный морской путь. Зимой, после замерзания Витима, по его руслу проходил автомобильный зимник из Читы.

Примечание: тем не менее, из-за ограничения объёма грузов, перевозимых за навигацию через Северный морской путь, непостоянного судоходства по р. Витим и сложности эксплуатации автозимника, общий трансфер грузов через базу Неляты не мог быть большим, что и предопределило в будущем поиск других решений для снабжения БорЛАГа.

Благодаря своему расположению, село Неляты выполняло функцию перевалочной базы и форпоста в регионе, играя ключевую роль в его  снабжении и исследовании. В 1938 – 1941 гг. в селе располагалась Витимская экспедиция «БАМпроект», которая пользовалась автозимником Чита-Неляты и оставила после себя складские и административные помещения. Впоследствии их использовало для своих нужд Ермаковское рудоуправление.

Село Чара находилось в 300-х километрах от села Неляты и соединялось с ним конными и санными тропами. Для более оперативного снабжения села припасами, в 1947 году в Чаре был построен небольшой аэродром и налажено авиасообщение с Читой. Население села на тот момент не превышало 1000 человек.

Инфраструктуру района на 1948-ой год можно охарактеризовать следующими тезисами:

  • В районе располагалось в общей сложности три небольших населённых пункта с 1200-1400 жителями, половину из которых составляли коренные жители - эвенки и якуты.
  • Опорная база снабжения находилась в 300 километрах от района. Сёла сообщались с ней сезонными тропами.
  • Снабжение опорной базы грузами носило ограниченный и нерегулярный характер.
  • Автомобильных дорог и зимников в районе не существовало.

Тезисы позволяют сделать следующий вывод:

Север Читинской области был неосвоен и необжит, а существующая в нем инфраструктура не являлась достаточной для полноценной работы Ермаковского рудоуправления. Единственной опорной точкой в регионе для снабжения рудника материалами и людскими ресурсами в первый год служила база в селе Неляты, позволившая, в силу удачного своего расположения, в кратчайшие сроки ввести рудник в эксплуатацию.

Тем не менее, в отличие от столь же неосвоенных и необжитых мест, где создавались объекты Дальстроя (Магаданская область и Якутия), Читинский север имел явные преимущества в возможностях снабжения. Колымская трасса тянется на две тысячи километров, при этом и Магадан, и Якутск, как перевалочные базы снабжения, имели очень ограниченную пропускную способность грузов, относительно количества заключенных и вольнонаемных Дальстроя.

В свою очередь протяженность зимника в Чару по реке Витим и через село Неляты составляла тысячу километров, при этом основное снабжение осуществлялось через крупный город Чита. Чита обладала населением на 1950 год (без учета з/к) в полтора раза большим, нежели Якутск и Магадан вместе взятые (150 тыс. против 100 тыс.). Город находился на двухпутной железной дороге и мог оперативно снабжаться любыми грузами и товарами. Население Читинской области составляло порядка 1 млн. человек, против 0,5 млн. в Якутии и 160 тыс. в Магаданской области. Такое сравнение говорит как о большем количестве населенных пунктов, так и об их относительно крупном размере. При этом по южной части Читинской области уже существовала сложившаяся сеть дорог, зимников и конных трактов.

На капитальное строительство и содержание заключенных БорЛАГа Министерство финансов СССР выделило в 1949 году 25 млн. рублей. За три года существования Ермаковского рудоуправления полные затраты на его строительство, эксплуатацию и геологоразведку, по приблизительной оценке, составили порядка 100 млн. рублей.

В 1950-м году протяжённость одних только «урановых» зимников в районе составляла более двух тысяч километров. Добавим сюда строительство и эксплуатацию постоянных дорог, оснащение оборудованием и материалами, содержание многих тысяч рабочих и специалистов (всё-таки более половины из них были вольнонаёмными), дополнительную нагрузку Северного морского пути, снабжение через реки Витим и Лена, постоянный авиамост и эксплуатацию нескольких сотен единиц техники. Всё перечисленное происходило в исключительно сложных условиях сурового климата и горной местности.

То есть, основные затраты шли на устройство и эксплуатацию транспортной схемы, трансфер рабочей силы и специалистов, а также заброску оборудования.

Общую оценку денежных затрат при этом имеет смысл производить как минимум с трех позиций:

  1. Относительно бюджета области. Существует устойчивый миф о превосходстве затрат на разведку и попутную добычу урана над областным бюджетом Читинской области. Таким образом, преподносится, будто бы в систему добычи урана государство вкладывало более, нежели в непосредственное развитие региона. Однако, хотя данных по бюджету Читинской области на 1949 год найти не удалось, сравнительный анализ по другим областям показывает, что расходная часть бюджетов всех относительно развитых областей (Читинская область за счет своей южной части также относилась к таковым) превышала на момент 1949 года сумму в 100 млн. руб/год.
  2. Относительно Атомного проекта. Бюджет Атомного проекта составлял несколько млрд. рублей и расходы Ермаковского рудоуправления относительно него были незначительны. Подробнее о составе и бюджете Атомного проекта рассказано в главе 25.
  3. В общем виде. Несмотря на незначительность суммы затрат относительно общего бюджета Атомного проекта, экономически разведка и попутная добыча на хребте Кодар себя не оправдала. Ермаковское рудоуправление потребляло значительные ресурсы, что и предопределило в дальнейшем закрытие рудника. То есть, как мы рассмотрим затем подробно в главе 26, причиной закрытия рудника послужила не выработка месторождений (а их разведали несколько), а несоответствие экономических затрат по отношению к разведанным запасам и интенсивности добычи. Сэкономленные после закрытия рудника деньги затем были направлены на геологоразведку в более перспективных на момент 1951-1952 гг. месторождениях.

Созданная и эксплуатируемая в течение 1949-1951 гг. инфраструктура Ермаковского рудоуправления фактически не оказала никакого влияния на экономическое развитие Каларского района. В отличие от объектов Дальстроя, где, кроме добычи полезных ископаемых, существовала попутная задача освоения территорий, при разведке и добыче урана на хр. Кодар таковая задача изначально отсутствовала.

Села Чара, Усть-Кемда и Чапа-Олого не росли за счет рудника, зимники для заброски гражданских грузов не использовались в силу отсутствия надобности. Некоторым исключением возможно называть лишь расширение аэродрома в селе Чара.

Таким образом, север Читинской области являлся слабо освоенным на момент геологоразведки 1948 года, и остался таковым после ликвидации Ермаковского рудоуправления и БорЛАГа в 1951 году.

Литература:

Энциклопедия Забайкалья: Читинская область: В 4 т. /Рос. акад. наук, Сиб. отд-ние, Забайкал. гос. пед. ун-т; Гл. ред. Р. Ф. Гениатулин. — Новосибирск: Наука, 2000 — 2006.

Следующая глава: "Масштабы и скорость строительства инфраструктуры Ермаковского рудоуправления".

Оглавление

Leave a Reply