Методы геологоразведки урановых руд в 1948-м году

Методы геологоразведки урановых руд в 1948-м году

Оглавление

Предыдущая глава "Гражданская инфраструктура в районе хребта Кодар в 1948-1949 гг."

13 октября 1945 года, вскоре после подписания Японией акта о капитуляции, в Советском Союзе вышло постановление СНК СССР № 2628-713сс "О развитии геологоразведочных работ по А-9¹ и Б-9¹ в IV квартале 1945 года и в 1946 году".

После окончания долгой войны СССР оказался вынужден бросить огромные ресурсы на создание ядерного оружия и сокращение своего отставания в разработках от бывших союзников.

Строительство инфраструктуры по реализации атомного проекта сильно тормозил острый дефицит уранового сырья. Пытаясь справиться с ним, Советский Союз столкнулся со следующими проблемами:

  • Огромные неисследованные пространства своей территории
  • Слабая транспортная доступность, а зачастую и сезонная доступность многих перспективных для месторождений урана районов
  • Отсутствие отечественного оборудования для качественной разведки
  • Недостаточная научная база для организации быстрой масштабной разведки больших площадей; а также для оценки уже разведанных месторождений.
  • Недостаток квалифицированных кадров.

Постановление СНК СССР № 2628-713сс, стало, пожалуй, первым масштабным документом, в котором попытались решить проблему разведки с точки зрения системы - то есть, комплексно и уделяя отдельное внимание каждой из них.

Наиболее важными положениями в постановлении выглядят следующие:

"Совет Народных Комиссаров Союза ССР, считая, что развитие сырьевой базы А-9 и Б-9 является важнейшей государственной задачей, возлагает персональную ответственность перед СНК СССР за выполнение установленного настоящим Постановлением плана геологоразведочных работ по  А-9 и Б-9..."

"...направить основные инженерные геологоразведочные и научные кадры, а также технические и материальные средства на обеспечение геолого-поисковых и разведочных работ на А-9 и Б-9, организовав для этой цели к 1 апреля 1946 года 270 партий..."

"...укомплектовать основные геологоразведочные партии увеличенным количеством технического и рабочего состава (30-40 чел. вместо 10-15 чел. в партиях обычного типа)."

"... организовать Научно-исследовательский институт разведочной геофизики с конструкторским бюро и опытной станцией на базе геофизического сектора Всесоюзного научно-исследовательского геологического института (ВСЕГЕИ) в Ленинграде и поручить этому институту разработку новых методов, приборов и аппаратуры для поисков и разведок на А-9 и Б-9..."

"...провести организованный набор рабочей силы для специальных геологоразведочных работ в количестве 7200 чел..."

"...Наркомвнешторгу (т. Микояну) произвести в 1946 г. закупку для Комитета по делам геологии при СНК СССР оборудования [для геологоразведки] и материалов на указанную сумму [500 тысяч американских долларов] по спецификации, согласованной с Комитетом по делам геологии..."

Кроме этого, следовало направить в Комитет по делам геологии: из Красной Армии - 800 специалистов, 500 квалифицированных рабочих, а также 265 лётчиков и инженеров-техников для аэрологической службы; из числа оканчивающих ремеленные училища - 650 человек; из числа оканчивающих высшие учебные заведения - 130 специалистов.

Всего постановление содержало 28 положений, которые подробно регламентировали перечень работ на полтора года вперёд, подведомственность их НКВД, а также персональную ответственность за выполнение поставленных задач.

При этом, постановление не содержало в себе грандиозных невыполнимых планов. Оно выглядело в буквальном смысле пошаговым руководством по выполнению задачи - в данном случае, по созданию сырьевой базы для реализации атомного проекта. Тем не менее, оно ясно подчёркивало важность данной задачи в геополитическом ключе - а значит, фактически, наибольший её приоритет.

28 августа 1946 года С.В. Горюнов, занимавший пост заместителя председателя Комитета по делам геологии, направил Л.П. Берия письмо следующего содержания:

"Во исполнение Постановления СНК СССР от 13 октября 1945 года № 2628-713сс Министерством геологии разработаны метод и прибор для поисков месторождений А-9 с самолёта.

После многократных опытов в лаборатории Всесоюзного института минерального сырья прибор был отработан в условиях полёта под Москвой и испытан в производственных условиях в районе диктионемовых сланцев в Ленинградской области и Эстонской ССР.

Принцип действия прибора Саип основан на том, что атмосферный воздух над радиоактивным месторождением имеет повышенную ионизацию и становится электропроводимым вследствие действия излучений радиоактивных элементов с поверхности почвы.

Теоретические расчёты показали, что воздух под радиоактивными породами ионизируется на высоту свыше 100 метров. Используя встречный поток воздуха, на летящем самолёте можно замерить степень ионизации воздуха и определить, имеются ли радиоактивные участки под самолётом...

... При испытании прибора на месторождении диктионемовых сланцев в Прибалтике установлено, что при полёте над радиоактивными участками Силламяэ, Котлы и др. повышение ионизации воздуха ясно отмечается прибором...

... В настоящее время Министерство геологии организовало специальную экспедицию (№9) самолётной радиометрии [на двух самолётах - прим.], которая с 1 сентября приступит к опытно-поисковым работам в районах Средней Азии. Отчёт о результатах опытно-поисковых работ будет представлен нами к 1 ноября 1946 года."

Организованная экспедиция показала успешность разработанных методов радиометрической разведки. Самолёты исследовали куда большую территорию и гораздо быстрее, нежели наземные геологические партии. Хотя, несомненно, снижалась точность результата, к тому же полётам на небольшой высоте, в 100-300 метров, в горах часто мешала погода и воздушные потоки.

Таким образом, оба метода - воздушный и наземный - дополняли друг друга. С помощью самолётов вёлся поиск радиоактивных аномалий, после чего район обследовался геологами на земле. Тем не менее, даже такой подход не снимал полностью всех проблем по изысканиям.

Во-первых, для оценки перспективности месторождения требовалось сравнительно большое время. Во-вторых, сами методы оценки всё ещё являлись недостаточными.

Соответственно, требовались более точные и быстрые способы оценки запасов. Самолётная радиометрия могла найти район с ураном, но не способна была оценить его запасы. Геологические партии могли оценить запасы и перспективы добычи, но у них уходило слишком много времени на выполнение изысканий.

23 октября 1946 года Л.П. Берия был направлен краткий отчёт о результатах работы Геофизической комплексной экспедиции.

Геофизическая комплексная экспедиция состояла из двух групп - Северная и Южная.

Северная занималась разработкой сейсмических методов разведки урана, а Южная - разработкой электрических, магнитных и термитных методов. 

"1. Полевые геофизические работы ГКЭ, проведённые в районах комбинатов №6 и №7, указывают на возможность и необходимость применения комплекса геофизических методов (наряду с радиометрией) к геологоразведочным работам на А-9.

Комплекс геофизических методов позволяет изучать геологическую структуру месторождений А-9 или перспективных районов, в частности обнаруживать и прослеживать скрытые под наносами структурные элементы, являющиеся поисковыми признаками на А-9. Это большей частью [элементы], недоступные радиометрическим методам из-за их малой глубины проникновения.

2. Электрические, сейсмические и магнитные методы, а также термокаротаж, уже в настоящей начальной стадии  их развития в новой для них области, могут быть рекомендованы для производственного применения."

Таким образом, советские методы разведки урана вышли на качественно новый уровень в 1946 году, с появлением самолётной радиометрии, и дополнились новыми методами микроразведки по результатам проведённой Геофизической комплексной экспедиции.

Начиная с 1946-1947 годов происходила масштабная геологоразведка территории СССР, как в рамках поиска А-9 и В-9, так и в рамках плана по послевоенному восстановлению страны

Существует гипотеза, согласно которой подготовительные работы по добыче урана на хребте Кодар, в долине реки Средний Сакукан, начались до войны.

Гипотеза, вероятно, основана на небольшой статье А.Е. Снегура, которая хранится в Каларском историко-краеведческом музее. В ней указывается, что обнаружены даты на столбике геодезического хода на берегу ручья Мраморный (1940 год), а также отметка на столбе ЛЭП (1942 год).

В своей книге "Ключ Мраморный" о добыче урана на хребте Кодар (в редакции 2010 года), А. Е. Снегур, тем не менее, указывает начало работ по открытию рудника 1948 (геологическими исследованиями) и 1949 (непосредственное начало добычи) годами.

Действительно, месторождение урана на Кодаре не фигурирует ни в одном официальном документе по атомному проекту вплоть до письма Берии Сталину в 1948 году.

В письме достаточно чётко указано, что месторождение найдено при помощи самолётной радиометрии. Соответственно, оно не могло быть обнаружено ранее 1947-го года, до внедрения радиометрии в широкую практику.

Что касается обнаруженных дат, то отсутствуют сведения об источнике - непонятно, кто нашёл эти отметки. Также даты могли быть неверно прочитаны из-за плохой сохранности надписей.

¹месторождения урановых руд категорировались по запасам урана и по степени их освоения. Жильным проявлениям (с высоким содержанием урана-235) присваивалась категория А; разведанным промышленным запасам - Б;  запасам. подлежащим детальной разведке, категория С1; геологическим запасам - категория С2. Уран-235, который получали на заводах в результате переработки какого-либо сырья, в документах обычно именовался "продукт А-9".

Используемые документы:

  1. Постановление СНК СССР № 2628-713сс от 13 октября 1945 года "О развитии геологоразведочных работ по А-9 и Б-9 в IV квартале 1945 года и в 1946 году"
  2. Письмо С.В. Горюнова Л.П. Берия от 28 августа 1946 года о  поисках урана с самолёта.
  3. Письмо С.И. Вавилова и О.Ю Шмидта Л.П. Берия от 23 октября 1946 года о результатах работы Геофизической комплексной экспедиции.
  4. Письмо Л. П. Берия И. В. Сталину об открытии нового месторождения урана. 6 января 1949 г.

Источники:

  1. Атомный проект СССР: документы и материалы : [в 3 т.] / Под общ. ред. Л. Д. Рябева. — 1998—2010.Т. 2. Атомная бомба. 1945—1954. Кн. 2 / М-во Рос. Федерации по атом. энергии; [сост. Г. А. Гончаров (отв. сост.), П. П. Максименко, В. П. Феодоритов]. — 2000. — 640 с.
  2. Атомный проект СССР: документы и материалы : [в 3 т.] / Под общ. ред. Л. Д. Рябева. — 1998—2010.Т. 2. Атомная бомба. 1945—1954. Кн. 3 / М-во Рос. Федерации по атом. энергии; [сост. Г. А. Гончаров (отв. сост.), П. П. Максименко, В. П. Феодоритов]. — 2002. — 893, [2] с.
  3. Атомный проект СССР: документы и материалы : [в 3 т.] / Под общ. ред. Л. Д. Рябева. — 1998—2010.Т. 2. Атомная бомба. 1945—1954. Кн. 4 / М-во Рос. Федерации по атом. энергии; [сост. Г. А. Гончаров (отв. сост.), П. П. Максименко, В. П. Феодоритов]. — 2003. — 815 с
  4. Снегур А. Е. Ключ Мраморный : Хроника Первого Забайкальского Урана. — 3-е изд. — Чита: Экспресс-издательство, 2010. — 272 с.

Следующая глава "Масштабы и скорость строительства инфраструктуры Ермаковского рудоуправления"

Оглавление

Leave a Reply