художественно-исторические статьи

Методы геологоразведки урановых руд в 1948-м году

Методы геологоразведки урановых руд в 1948-м году
Участок открытой добычи урана на месторождении Хадатканда

Оглавление

Предыдущая глава "Гражданская инфраструктура в районе хребта Кодар в 1948-1949 гг."

13 октября 1945 года, вскоре после подписания Японией акта о капитуляции, в Советском Союзе вышло постановление СНК СССР № 2628-713сс "О развитии геологоразведочных работ по А-9 и Б-9 в IV квартале 1945 года и в 1946 году".

Сразу после окончания тяжелой войны СССР оказался втянут в ядерную гонку. На разработку и создание ядерного оружия требовались огромные ресурсы. При этом экономика страны была разрушена, а в отношении теоретических и практических наработок Союз сильно отставал от своих бывших союзников.

Строительство инфраструктуры по реализации атомного проекта сильно тормозил острый дефицит уранового сырья. Пытаясь справиться с ним, Советский Союз столкнулся со следующими проблемами:

  • Огромные неисследованные пространства своей территории
  • Слабая транспортная доступность, а зачастую и сезонная доступность многих перспективных для месторождений урана районов
  • Отсутствие отечественного оборудования для качественной разведки
  • Недостаточная научная база для организации быстрой масштабной разведки больших площадей; а также для оценки уже разведанных месторождений.
  • Недостаток квалифицированных кадров.

Постановление СНК СССР № 2628-713сс, стало, пожалуй, первым масштабным документом, в котором попытались решить проблемы разведки с точки зрения системы - то есть, комплексно и уделяя отдельное внимание каждой из них.

Read more

Лагерь №5 (обогатительная фабрика) и объект «Б» (въезд в долину)

Развалины обогатительной фабрики хр. Кодар
Read more

Лагерь № 4 и объект «А» (добыча угля)

Лагерь №4 и объект "А" (добыча угля), БорЛАГ, хребет Кодар
Кусок угля из долины р. Шаньга

Оглавление

Предыдущая глава: "Лагеря №2 (склад и грузовая площадка) №3 (электростанция).

Уголь для нужд Ермаковского рудоуправления добывался в висячей долине ручья Шаньга, одного из притоков реки Средний Сакукан. На некоторых картах ручей обозначен как Шаньго.

Выход угольного пласта на поверхность хребта расположен на относительной высоте 1800 метров - на 700 метров выше дороги, проходившей вдоль Сакукана. Вместе с тем, он находился сравнительно близко от дороги по расстоянию, что превращало его в весьма удачное "приобретение". Выход угля, пригодный для открытой добычи, отлично вписывался в схему работы инфраструктуры рудника.

Предположение, будто уголь добывался для электростанции, не подтвердилось исследованиями. Как мы уже рассмотрели в предыдущей главе, схема электроснабжения инфраструктуры была гибридной - на основе малой гидроэлектростанции бесплотинного типа и дизельной электростанции для работы в зимний период. Постройка же паровой турбинной электростанции в горах на момент конца сороковых годов являлась слишком трудоёмкой задачей.

В основном уголь требовался для работы обогатительной фабрики, в частности - подогрева воды для процесса обогащения. Руда в холодное время поступала промороженная и возникала необходимость поддерживать температуру воды на определённом уровне, чтобы порода не смерзалась. Для этих целей на территории обогатительной фабрики была построена котельная, которую и топили углём

Кроме этого, уголь использовался как дополнительное топливо для мастерских на территории рудника. При сильных морозах (до -50 градусов) топка одними лишь дровами при условии тонких, ни чем не утеплённых, стен, не давала эффекта.

Read more

Лагеря №2 (склад и грузовая площадка) и №3 (электростанция)

Долина реки Средний Сакукан

Оглавление

Предыдущая часть: "Дорога и лагеря БорЛАГа вдоль реки Средний Сакукан"

Лагерь № 2: склад и грузовая площадка в устье р. Метельный.

Лагерь напротив устья ручья Метельный оборудовали в качестве промежуточной грузовой площадки. Её задачей являлся транзит грузов и оборудования, которое завозили на месторождение Мраморное. Соответственно, здесь также находился склад добытой урановой руды.

Образованию лагеря № 2 способствовали следующие факторы:

  • Серпантин в ущелье запустили в эксплуатацию позже основной дороги вдоль реки, и позже начала работы рудника. Таким образом, часть оборудования, предназначенная для нужд Мраморного, хранилась внизу до тех пор, пока не достроили в ущелье дорогу. Завезли же оборудование ещё по льду реки, то есть по зимнику.
  • Серпантин из-за погодных условий не был проезжим круглый год. Поэтому грузы не могли доставляться наверх постоянно, но их возможно было привозить вдоль реки. И, наоборот, серпантин мог функционировать тогда, когда не работала основная дорога - во время весеннего паводка, например.
  • Обогатительная фабрика начала работу позднее рудника, и к тому времени силами заключённых уже было добыто определённое количество руды. 
  • Рудник поставлял руду неравномерно в количественном отношении, тогда как фабрике требовалась равномерная загрузка без остановок. Таким образом, лагерь выполнял роль своеобразного буфера добытого сырья.
Read more

Дорога вдоль реки  Средний Сакукан

Дорога в долине реки Средний Сакукан

Оглавление

Предыдущая глава: "Серпантин в ущелье Мраморное"

Рудное месторождение на хребте Кодар, обнаруженное в 1948-м году, в перспективе должно было временно устранить дефицит сырья для нужд ядерного проекта. Того урана, что уже добывался Дальстроем на Чукотке и в Магаданской области на бедных месторождениях, категорически не хватало. Торопил руководство СССР и разгорающийся политический конфликт с США и Европой.

Согласно постановлению Совмина СССР №172-52сс «Об организации геологоразведочных работ на Ермаковском месторождении свинца» от 15 января, в текущем, 1949-м году, планировалось не только начать эксплуатацию рудника, но и наладить поставки добытого урана в европейскую часть страны. В том числе, решение означало крайнюю необходимость постройки зимника Неляты-Чара и перемещения по нему до июньских паводков основных грузов и техники.

Сложной задачей являлась и постройка дороги в горах, а также заброска грузов к местам будущих лагерей, пока ещё не связанных между собой транспортной сетью.

Read more

Опасность работы на руднике Мраморного ущелья для заключённых.

Мраморное ущелье: опасность работы в штольнях
Верхний лагерь на руднике месторождения Мраморное

Оглавление

Предыдущая глава: "Штольни в лагере №1 (Мраморное ущелье)"

Рассмотрим условия работы рудника с точки зрения воздействия на заключённых факторов, несущих угрозу здоровью и жизни, как в краткосрочном, так и долгосрочном периоде.

Read more

Штольни в лагере №1 (Мраморное ущелье)

Штольни в Мраморном ущелье
Штольня в восточном отроге

Оглавление

Предыдущая глава: "Заключённые в Лагере №1 (Мраморное ущелье)"

Месторождение урана, с очень высоким по тем временам содержанием столь дефицитного химического элемента, обнаружили с помощью одного из самолётов-разведчиков. Первые полевые исследования подтвердили возможность эксплуатации рудника и создали предпосылки для дальнейшего "уранового" освоения района.

Многочисленные рудопроявления и проявления минерализации урана сформировали картину перспективности добычи на хребтах Кодар и Удокан. Тем более, что одно месторождение уже было найдено.

Советский Союз, оказавшись в ловушке атомной гонки, постановил начать добычу урана на месторождении Мраморное, а также интенсифицировать поиск новых месторождений в северном Забайкалье.

Read more

Заключённые в лагере №1 (Мраморное ущелье)

Ворота в лагерь заключённых на руднике месторождения Мраморное

Оглавление

Предыдущая глава: "Схема рудника в Лагере №1 (Мраморное ущелье) и его работа"

В узком мешке Мраморного ущелья лагерь заключённых располагался ближе к штольням, отделённый от входа в ущелье постройками администрации. По сравнению с ними, он занимал сравнительно небольшую площадь – всего 150 на 150 метров.

Окружённую колючей проволокой, территорию лагеря втиснули между скалами и сухим руслом ручья, на каменистый склон, почти лишённый почвы.

Четыре барака из тонких брёвен, каждый из которых обогревался двумя буржуйками, вмещали в себя порядка 500-600 заключённых. Примерно столько их и работало на добыче руды и в мастерских. Кроме ежедневного тяжёлого труда, постоянным спутником заключённых был жёсткий климат, то наваливающийся на ущелье морозами или дождями, то погружавший его в густой туман. Солнце тоже редко баловало эти места – слишком высокие скалы делали световой день довольно коротким.

Read more

Схема рудника в Лагере №1 (Мраморное ущелье) и его работа

Бараки и сторожевая вышка на месторождении Мраморное

Оглавление

Предыдущая глава: "Общая структура Ермаковского рудоуправления и его карта"

В конце 1949-го года Мраморное ущелье билось сердцем огромного механизма, выстроенного по глубоким долинам сурового хребта. Высоко вверх к нему тянулась тонкая нить высоковольтной линии. Серпантином петляла узкая, с мостиками и гатями, местами вырубленная в скале, дорога, необходимая для вывоза столь драгоценной руды. Основные лагеря Ермаковского рудоуправления, словно органы, выстроились вдоль дороги, вжимаясь между скалами и руслом бурной реки. Вспомогательные же лагеря, как крупные, так и мелкие - разбросались по соседним долинам горного кряжа.

Лагеря, построенный внизу, в зоне леса, работали только на нужды рудника. Сюда входило поддержание дорог в проезжем состоянии, заготовка топлива и строительного материала, обогащение добытой руды, доставка припасов и многое другое. Единственной целью рудоуправления и созданного при нём БорЛАГа состояла добыча и разведка максимального количества урановой руды - в самые сжатые сроки.

Read more

Гражданская инфраструктура в районе хребта Кодар в 1948-1949 гг.

Мраморное ущелье, вид от ближайшей к лагерю штольни.

Оглавление

Предыдущая глава: "Климатические условия в районе добычи урана".

Сегодня, спустя почти семьдесят лет после закрытия лагеря, район добычи легко доступен благодаря натоптанной тропе и сравнительно небольшой удалённости от железной дороги. На картах же рудник, входивший в систему ИТЛ Борский - БорЛАГ - обозначен весьма миролюбиво: лагерь геологов, с подписью «нежилой». Многочисленные же вспомогательные лагеря, расположенные гораздо ниже по высоте от лагеря добычи, сохранились столь слабо, что не везде отмечены даже как развалины.

Однако во времена Сталинских репрессий местность в районе рудника всё ещё оставалась труднодоступной. Работы по строительству Байкало-Амурской магистрали хоть и начались в 1932 году, но требовали колоссальных материальных ресурсов и времени. Во время Второй мировой войны строительство БАМа полностью прекратилось, а ветку от Транссибирской магистрали до Тынды Государственный комитет обороны постановил разобрать для нужд строительства Волжской рокады.

Read more